Отправка...

«Равнодушие — это паралич души, преждевременная смерть.»

А. П. Чехов

У меня отняли детство

У меня отняли детство
Картина с художественной выставки «Истина-Доброта-Терпение – искусство, дарованное свыше»
Преследование Фалуньгун в Китае принесло десяткам миллионов практикующих тяжёлые физические и душевные страдания, а их родным и друзьям – ­скорбь и боль. Ниже приводится история 26-летней женщины, ещё одной жертвы преследования.

Вундеркинд

Люди называли меня вундеркиндом. Это потому, что я начала говорить в четыре месяца, читать в год и писать короткие четверостишья в возрасте трёх лет.

Мне было пять лет, когда в 1994 году моя мама начала практиковать Фалуньгун. Быстрое улучшение её физического и психологического состояния впечатлило нашу семью, родственников и друзей моих родителей. Многие, в том числе и мой отец, начали практиковать.

Наша семья была счастливее, чем когда либо. И мои школьные оценки были превосходными. Тогда я не знала, что это счастье в один день закончится, и начнётся бесконечный кошмар.

Невозможно было узнать маму

Когда в 1999 году начались преследования, мне было только десять лет. Тем не менее, я поехала с мамой в Пекин, чтобы апеллировать в защиту Фалуньгун. В конце концов, именно эта медитативная практика сделала мою семью здоровой и счастливой, и почему кто-то хочет, чтобы мы отказались от неё?

Через семь дней я вернулась домой одна. Маму арестовали и заключили под стражу. Жизнь без неё была трудной. Отец не знал, что делать, и мне не с кем было поделиться своими чувствами. Однажды учитель в школе дал нам задание написать сочинение на тему «Моя мама». В голове было пусто, и я просто смотрела на бумагу.

Через шесть месяцев маму привезли домой. Её невозможно было узнать. После пыток, которым её подвергали в заключении, она была истощена и не могла ходить. Под кожей головы виднелись контуры её черепа, а мутные глаза глубоко запали. Если бы не было слышно её дыхания, никто не сказал бы, что она живая.

Одна дома

Выполняя упражнения Фалуньгун, мама постепенно выздоравливала. Она была снова беременна, и я надеялась, что жизнь вернётся в нормальное русло. Но я ошибалась.

Мои родители были школьными учителями, но их уволили за то, что они практикуют Фалуньгун. Сначала маму, потом отца. Благодаря тому, что на работе у них была хорошая репутация, отец получил небольшое пособие. Но этого было недостаточно, чтобы обеспечить нашу семью из 4 человек. Таким образом, мне пришлось жить с тётей.

Я вернулась домой, когда училась в четвёртом классе, и нашла дом пустым. У меня было предчувствие, что что-то случилось. На столе лежала записка, в которой было написано, что родители вынуждены находиться вдали от дома, чтобы избежать ареста. Они оставили мне только записку и 10 юаней.

Я думала, что благодаря предыдущему опыту научилась быть сильной, но снова залилась слезами. Держа в руках плюшевую игрушку, которую мне дала мама, когда я была маленькой девочкой, я сидела в тёмной, холодной квартире, плакала и плакала.

Этот момент был переломным в моей жизни. Я сказала себе, что сейчас должна быть самостоятельной. Мне пришлось всему научиться: будь то стирка или столкновение с пауком при уборке дома, которого я всегда боялась. Я узнала, как приготовить себе еду или одежду, как наладить свою собственную жизнь, даже если она проходит в одиночестве.

Мои школьные оценки упали, и мысли часто отличались от мыслей других подростков. Однажды учитель задал нам вопрос о смысле жизни. В то время, как другие ученики говорили о будущей работе, богатстве или счастье, мой ответ был прост: «Я живу, потому что смерть ещё не пришла».

Без финансовой поддержки, которая необходима была для поступления в большинство учебных заведений, я не могла позволить себе дальнейшего обучения. Таким образом, после окончания средней школы я выбрала профессионально-техническое училище. К счастью, обучение развивало мои хорошие данные. Я была рада, поскольку теперь имела цель в жизни.

Мои родители снова арестованы

Позже мне удалось связаться с родителями и младшей сестрой. Я жила на свои собственные средства и могла раз в неделю навещать их.

Однако полицейские их снова арестовали. Жильё родителей подвергли обыску, а моя 5-летняя сестра осталась без присмотра. Мы стали жить вместе. Я старалась не плакать, но всегда задавалась вопросом: «Почему Цзян Цзэминь решил преследовать ни в чём невиновных практикующих Фалуньгун?»

Позже отца освободили, но маму всё ещё держали в заключении. Затем её приговорили к тюремному заключению сроком на пять лет.

Начало моей взрослой жизни

Я познакомилась с молодым человеком. Я не планировала дальнейших отношений, но не могла сопротивляться его заботе обо мне и вниманию.

После окончания училища мы заговорили о браке, считая, что можем быть хорошей парой. Узнав, что моя семья практикует Фалуньгун, и наше финансовое положение в плачевном состоянии, члены его семьи были категорически против наших отношений.

Шесть дней после этого я не могла ни есть, ни пить. Я не могла понять, что произошло с нашим обществом. Моих родителей обвинили, хотя они ни в чём не виноваты. И сейчас я не могу выйти замуж за человека, которого люблю. В ту ночь я пыталась покончить жизнь самоубийством. Меня спасли, и я выжила, но жить по-прежнему было больно.

Маму освободили через четыре года. Позже семья моего друга постепенно приняла меня и мою семью практикующих Фалуньгун. Мы стали мужем и женой.

Моё детство навсегда потеряно, и это происходит со многими и многими детьми, чьих родителей преследуют за веру в Фалуньгун.

К кому мы можем обратиться за правосудием в отношении наших разбитых жизней?

Цун Сяо


← Назад в раздел

Яндекс.Метрика