Отправка...

«Мирную природу Фалуньгун, о чём стоит упомянуть, легко обнаружить, когда, во-первых, вы соприкасаетесь с их обычными занятиями практикой или наблюдаете за этим процессом; и, во-вторых, когда вы узнаёте, что правительство Китайской Народной Республики приняло своё решение о преследовании последователей этой практики, основываясь всего лишь на малопонятном утверждении без какого-либо объяснения того, какое отношение практика имеет к «еретическому культу» (т.е. «богохульству», что является отклонением в вопросе «веры»).

В этом отношении весьма показательна статья №1 Конституции Китая (от 04.12.1982), где говорится, что «Китайская Народная Республика является социалистическим государством, управляемым народной диктатурой… Социалистическая система – основа республики…». Из этого можно сделать вывод, что «религией» этого государства, как определено в преамбуле данного документа, является «социалистическая идеология Маркса и Ленина», а исходя из этого, Фалуньгун является ересью».

Судья Октавио Араоз де Ламадрид

Женева. Речь аргентинского судьи Октавио Араоза де Ламадрида на форуме ООН, посвящённом вопросам прав человека в КНР. Часть 1

...судья Араоз де Ламадрид постановил, что у него достаточно доказательств, чтобы объявить их (Цзян Цзэминя и Ло Ганя) подозреваемыми в преступлениях, определяемых как преступления против человечности в отношении последователей Фалуньгун в Китае.

01.06.2010 г.

Предыстория

В Аргентине 12 декабря 2006 года во время визита Ло Ганя Ассоциация Фалунь Дафа Аргентины возбудила против него иск за применение пыток к последователям Фалуньгун (Фалунь Дафа) и осуществление геноцида по отношению к ним в Китае.

Ло Гань – бывший секретарь Политико-юридической комиссии ЦК КПК (1998–2007) и координатор «Комитета-610», созданного для преследования Фалуньгун. Иск принял к рассмотрению судья Федерального уголовного суда №9 Октавио Араоз де Ламадрид.

Судья провел расследование, длившееся более 4-х лет, в течение которых он побывал в Нью-Йорке, где беседовал с жертвами-беженцами. Он также собрал показания у разных жертв, приехавших для этого в Аргентину. По окончании расследования судья пришёл к заключению, что начиная с 1999 г. по приказу бывшего лидера компартии Китая Цзян Цзэминя начал осуществляться основательно разработанный и систематизированный план по преследованию Фалуньгун и его последователей. Цель состояла в том, чтобы заставить этих людей отказаться от своей духовной веры путём применения к ним пыток и убийств, и таким образом уничтожить Фалуньгун.

17 декабря 2009 г. судья Араоз де Ламадрид постановил, что у него достаточно доказательств, чтобы объявить их (Цзян Цзэминя и Ло Ганя) подозреваемыми в преступлениях, определяемых как преступления против человечности в отношении последователей Фалуньгун в Китае.

Он постановил, что подозреваемые должны быть доставлены для прохождения предварительного допроса. В силу серьёзности совершённых преступлений он выдал ордер на задержание и доставку в Аргентину этих двух обвиняемых для проведения предварительного допроса. Ордер на задержание должен исходить от отделения Интерпола Аргентинской федеральной полиции. После доставки в Аргентину их должны поместить в одиночные камеры. Судья основывал свои постановления на принципах международной юрисдикции.

Как только началось судебное разбирательство, китайское правительство путём принуждения начало добиваться того, чтобы аргентинское правительство приостановило это судебное дело. Под воздействием внутреннего политического давления со стороны аргентинского правительства 21 декабря 2009 г. судья отказался от ведения дела. Он сообщил в интервью, что предпочёл уход уступкам и совершению тех действий, о которых позже он будет сожалеть.

В марте 2010 г. судья Ламадрид принял участие в 13-й сессии Совета ООН по правам человека, чтобы донести до международного сообщества информацию по этому делу. 17 марта судья Ламадрид выступил с речью на форуме, посвящённом состоянию прав человека в Китае, в том числе защите свободы веры, организованном Ассоциацией ООН в Сан-Диего.

В своём выступлении д-р Араоз де Ламадрид объяснил, в чём состоит универсальное право на доступ к правосудию: «Любая жертва преступления, расцениваемого как преступление ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ, имеет право обратиться в суд любой страны (при определённых условиях) и потребовать проведения расследования, а также возможного наказания виновных в этом преступлении».

Он также настаивал на том, что «…немедленное признание, поощрение и защита всех прав человека накладывают на США обязательства максимально приложить усилия для достижения этой цели и во всех регионах воздержаться от рассмотрения политических или экономических интересов как основных».

Судья Ламадрид подчеркнул, что развитие экономических связей с Китаем «должно сопровождаться эффективным политическим диалогом с требованием того, чтобы уважение к правам человека стало неотъемлемой частью концептуальных рамок соглашения, по поводу которого в настоящее время ведутся переговоры с Китаем».

Ниже приведена первая часть речи судьи Октавио Араоза де Ламадрида.

Доклад д-ра Араоза де Ламадрида (Аргентина)

Совет ООН по правам человека

Универсальное право на доступ к правосудию (Статьи 8 и 10 и соответствующие статьи из Всемирной декларации прав человека, утверждённой и обнародованной Резолюцией № 217 A-III Генеральной ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.)

Во-первых, я бы хотел разъяснить, что этот документ при любых обстоятельствах не является заявлением в пользу религиозной группы; это, скорее, специальное исследование по текущей проблеме, к которому добавлена некоторая информация из моего собственного опыта.

Это также не политические рассуждения и не критика с идеологическим содержанием. Несмотря на то что мои оценки исходят из реального случая, касающегося двух стран, выступающих главными героями, они могут быть применены к любой стране во всём мире. Права человека существуют для всех и повсюду в мире.

Личная информация

Меня зовут Октавио Араоз де Ламадрид. Я родился 40 лет назад в Аргентине. Я работал 15 лет адвокатом по уголовным делам. Учился в Католическом университете Аргентины и там же занимался научно-исследовательской работой. Я учился по специальности «уголовное право» в аргентинском университете Austral University и получил степень магистра по криминальному праву и криминалистике в университете Барселоны и университете Pompeu Fabra в Испании.

Более 20 лет я проработал в судебной системе своей страны и 12 из них – в качестве чиновника Государственной Палаты апелляций по уголовным делам, поданным на обжалование (апелляционный суд с территориальной юрисдикцией, охватывающей всю страну).

5 сентября 2005 г. Государственный совет судей избрал меня федеральным судьёй, ответственным за один из 12 федеральных судов с юрисдикцией в федеральной столице Республики (центральный орган правительства); этот пост я занимал вплоть до своей отставки в прошлом году, произошедшей 29 декабря 2009 г.

Будучи федеральным судьей, я располагал возможностью вмешиваться в различные процессы, где создавалась угроза признанию основных прав, особенно права на идентификацию (утаивание или подмена удостоверения личности и незаконное присвоение новорождённых), но все те случаи произошли много лет назад во время военной диктатуры, которая поддерживалась в стране с 1976 по 1983 гг.

Этот процесс рассмотрения дел по случаям, имевшим место приблизительно 30 лет назад, стал результатом развития правовой доктрины Верховного суда Аргентины. Это произошло в конце 1995 г., когда следующее преступление расценивалось как преступление геноцида: «…факт, что из 335 убитых было 75 евреев, которые не были военнопленными, не имел оправдания, не был осуждён со стороны немецкой полиции…» во время массовой казни, произошедшей 14 марта 1944 г. в Ардеатинских пещерах в Италии во время Второй мировой войны.

К тому же, поскольку геноцид признан преступлением против человечности, он никак не может утратить законную силу, о чём говорят принципы международного права (ius cogens [лат – общее международное право]), что дало возможность для экстрадиции нацистского военного преступника капитана СС Эриха Прибке и привлечения его к суду в Италии (он был признан виновным). (Отказ Верховного суда Аргентины от 02.11.1995 по делу экстрадиции Эриха Прибке, номер дела 16.063/94.)

Это решение наряду с другими, принятыми в прошлом (когда невозможно было применить никакие нормы внутригосударственного права, которые могли бы создать препятствия или помехи судам в нарушении прав человека), позволило провести расследование и рассмотрение дел и вынести обвинительный приговор, как я уже говорил, многим, кто совершил подобные преступления около 30 лет назад.

Тем не менее, суд общей юрисдикции, по крайней мере, в моей стране, имеет возможность вмешиваться в текущие события, происходящие в настоящее время, и это к тому же является общепринятым обычным явлением. Я, конечно, имею в виду отечественные или местные суды, а не международный трибунал.

На самом деле, для судебной власти не свойственно вмешиваться в судебные процессы, рассматривающие нарушение прав человека, имевшее место в недавнее время, а также пытаться предотвратить продолжение таких нарушений в будущем – ведь, в сущности, судебная власть является «исторической» властью, поскольку она разрешает вопросы или действует в отношении событий, которые уже произошли.

В моём конкретном случае 15 декабря 2005 г. как представитель Федерального суда я получил официальную жалобу, поданную Ливэй Фу, гражданкой китайского происхождения, проживающей в Аргентине и являющейся представителем местной Ассоциации Фалунь Дафа. Иск был подан на Ло Ганя, бывшего секретаря Политико-юридической комиссии ЦК КПК КНР, координатора офиса, созданного для осуществления контроля над Фалуньгун («Комитет-610») лидером КНР (в то время) Цзян Цзэминем с конкретной целью: осуществлять контроль над Фалуньгун и уничтожить эту практику.

Истица требовала ареста Ло Ганя на основании пункта 1 статьи №6 Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство человека видов обращения и наказания (Резолюция №39/46 от 10 декабря 1984 г.).

Истица чётко рассказала о характерных особенностях духовных принципов практики Фалуньгун или Фалунь Дафа. А также о том, как начиная с 1992 г. росла популярность практики и количество последователей (достигшее 100 млн. человек). Кроме того, истица подробно рассказала и представила подтверждающие документы о случаях преследования, арестах, совершённых без ордеров на арест, о применении пыток, о незаконном лишении свободы, принудительном переселении, о насаждении ненависти у китайцев по отношению к этой духовной практике.

Мне также представили описание того, к чему приводит систематическое преследование в виде запугивания, экспроприации собственности и незаконного принудительного заключения (при отсутствии какой-либо законной защиты) в исправительно-трудовых лагерях, где практикуется рабская система содержания заключённых, применения физических пыток в психиатрических клиниках и тюрьмах (инъекции наркотиков, нанесение ожогов разного рода, сдирание ногтей, воздействие электрошоковыми дубинками, неоднократное групповое изнасилование, принудительные аборты и т.д., а также использования психологических пыток (например, метод «промывания мозгов», принуждение жертв ежедневно часами смотреть видеозаписи, направленные на «преобразование» человека, лишение их сна в течение нескольких суток), похищения, кремации и т.д.

Представленные факты (достаточные для возбуждения иска) включали отчёты правозащитной организации Международная Амнистия, Комиссии ООН по правам человека за 2001 г. и ежегодный отчёт в отношении Международных Религиозных Свобод Госдепартамента США за 2001 г. (подтверждающие гибель около 200 последователей в результате применения к ним пыток во время ареста или заключения).

В заключение говорилось, что «…исходя из данных, использованных Организацией по расследованию преследований в отношении Фалуньгун в Китае, основанной 20 января 2003 г. в США, и которые также неофициально используется самим правительством Китая, количество погибших в результате применения ужасных пыток может достигать 50 000 человек…».

Что касается действующего законодательства, то в процессе описания фактов по преступлениям геноцида и применению пыток истица представила анализ международного права, включая Всеобщую декларацию прав человека, принятую Генеральной ассамблеей ООН 11 декабря 1948 г., Конвенцию по предупреждению и наказанию преступлений геноцида от 9 декабря 1948 г., Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., а также китайское законодательство.

Учитывая, что Китай не будет привлекать к суду людей, ответственных за нарушение законных прав, признанных международным законодательством, истица рассмотрела возможность привлечь их к суду через Международный уголовный суд, однако по принципу ретроактивности эти преступления не попадают в сферу деятельности Международного уголовного суда, поскольку они были совершены до июля 2002 г. Во внимание также было принято следующее: возможность подачи иска в Совет безопасности ООН, однако, это не привело бы ни к какому результату, поскольку эта организация наложила право вето на Китайскую Народную Республику (КНР).

В конечном итоге истица сделала следующий вывод: «…если международное законодательство не признаётся, то мы столкнёмся с тем, чего международное сообщество стремилось избегать и избегало во все времена – с безнаказанностью».

Здесь стоит напомнить о том, что несмотря на то, что Китайская Народная Республика была одним из государств-участников обсуждения, в том числе и окончательного проекта устава Международного уголовного суда, она никогда не одобряла и не ратифицировала содержание этого документа. Именно поэтому в соглашении говорится, что Китай находится вне юрисдикции этой организации.

Обоснование

Из-за бюрократических процедур в пределах внутреннего федерального законодательства арест Ло Ганя не может быть осуществлён на территории Аргентины.

В связи с этим случаем возник ряд вопросов огромной важности и значения, касающихся как местного законодательства, так и международного, а именно:

1. Возможно ли привлечь к суду людей, которые пользуются дипломатической неприкосновенностью или неприкосновенностью, которую предоставляет юрисдикция по преступлениям против человечности?

2. Является ли возможным и обоснованным использование универсального права доступа к правосудию с целью инициировать в Аргентине (или в любой другой стране) расследование действий, совершённых аппаратом суверенного государства (в данном случае Китая) на его собственной территории?

3. Какие возможности существуют для расследования нарушений, совершённых в другой стране, если нет никакой возможности запросить информацию из этой страны?

4. Какова эффективность этого процесса?

Общий ответ на эти вопросы даёт пункт №3 программы 13-ой сессии Совета ООН по правам человека, которая и привела нас сегодня сюда: немедленное признание, поощрение и защита всех прав человека накладывают на США обязательства максимально приложить усилия для достижения этой цели и во всех регионах воздержаться от предпочтения политическими или экономическими интересами как основными.

В противном случае общепризнанные всем человечеством права и гарантии превращаются просто в утверждения, лишённые содержания и действенности. Его святейшество Папа Иоанн XXIII сказал следующее: «…если мы имеем дело с таким вопросом, когда дело касается человеческого достоинства в общем или жизни человека, в частности, чего не должно превзойти, оно должно быть поставлено на первое место…» (Циркулярное письмо «Mater et Magistra» от 15 мая 1961 г.)

Свобода веры

Не оставляя без внимания общее утверждение, приведённое выше, я намерен дать конкретный ответ на каждый из поднятых вопросов.

Однако сначала необходимо пояснить следующее: чтобы провести расследование, я абстрагировался, старался быть беспристрастным, совершенно оставив без внимания какие-либо соображения, касающиеся «сути» Фалуньгун.

Я умышленно пропускал любую ссылку на верование, практику или философию этого движения. И таким путем следует идти каждому судье, который вовлечен в процесс такого рода. Чтобы установить, является ли предъявление иска справедливым или нет, мне не следует ни определять, ни высказывать, разделяю ли я отправные принципы Фалуньгун, и кажутся ли они мне лучше или хуже других.

Каждый имеет право на свободу выбора религии и практики и при этом не испытывать страданий от вмешательства со стороны государственной власти.

Принимая во внимание этот фундаментальный принцип и то, что в достаточной мере установлено, что в практике Фалуньгун не обнаруживается никакой насильственной деятельности и не имеется никаких противоречий с элементарными правилами сосуществования, и она не противоречит человеческому достоинству, судебное расследование должно быть направлено на свидетельства осуществления преследования и преступлений, о которых было заявлено, и как я ранее уже говорил, без каких-либо ссылок на религиозную практику и без её оценки.

Мирную природу Фалуньгун, о чём стоит упомянуть, легко обнаружить, когда, во-первых, вы соприкасаетесь с их обычными занятиями практикой или наблюдаете за этим процессом; и, во-вторых, когда вы узнаёте, что правительство Китайской Народной Республики приняло своё решение о преследовании последователей этой практики, основываясь всего лишь на малопонятном утверждении без какого-либо объяснения того, какое отношение практика имеет к «еретическому культу» (т.е. «богохульству», что является отклонением в вопросе «веры»).

В этом отношении весьма показательна статья №1 Конституции Китая (от 04.12.1982), где говорится, что «Китайская Народная Республика является социалистическим государством, управляемым народной диктатурой… Социалистическая система – основа республики…». Из этого можно сделать вывод, что «религией» этого государства, как определено в преамбуле данного документа, является «социалистическая идеология Маркса и Ленина», а исходя из этого, Фалуньгун является ересью.

Такой аргумент абсолютно недопустим в качестве оправдания государственной политики.

По этой причине, как уже говорил, я исключил какое-либо обсуждение, связанное с самой практикой Фалуньгун, и сосредоточился на том, чтобы дать ответы на вышеупомянутые вопросы.

Продолжение следует.



← Назад в раздел

Яндекс.Метрика