Моя жена – хороший человек, а не преступница

Ворота женской тюрьмы провинции Хейлунцзян открылись. По всему району прошли снежные бури, и дороги были занесены снегом. Сунь Фэнцзе медленно прошла через тюремный двор к воротам, где её встретил охранник.

«Твоё имя?» – следуя инструкции, спросил он.
– «Сунь Фэнцзе».
– «Какое преступление ты совершила?»
«Я не совершала преступлений. Я практикующая Фалуньгун», – последовал ответ.

С этими словами Сунь покинула тюрьму, где провела последние 13 лет. Она знала, что её ждут родные люди. С самого начала она чувствовала их поддержку…

Новый год  в камере заключения

Это случилось в канун китайского Нового года в 2000 году. Казалось, весь Китай отмечает Новый год и начало нового тысячелетия. Ли Ган приготовил тесто и начинку для пельменей, традиционного новогоднего блюда.

Вместо того чтобы приготовить пельмени дома, как всегда это делали в его семье, он собрал еду и отправился с 13-летней дочерью и 8-летним сыном в не самое подходящее место для празднования – в центр заключения.

Он очень хотел видеть жену в этот день и всеми силами добивался разрешения на свидание. Ли просил помощи и содействия у друзей, коллег, бывших одноклассников и у всех, кого только знал. Он обращался в департамент полиции, в «Комитет 610». Наконец он получил специальное разрешение секретаря муниципального комитета партии города Шуаняшань.

Это было большим достижением. Обычно такая привилегия не предоставляется никому, тем более родным практикующей Фалуньгун. Хотя сам Ли Ган не практикует Фалуньгун, но он знаком со многими практикующими. Он говорит всем людям: «Жена просто хочет быть хорошим человеком. Она не нарушала никаких законов».

В этот новогодний вечер Ли Ган, его жена Сунь Фэнцзе и их двое детей приготовили пельмени и провели необычный ужин в камере заключения. Ещё одна пожилая практикующая, которая находилась в той же камере, отпраздновала Новый год вместе с ними.

Заключение в исправительно-трудовой лагерь

Сунь не знала, что её ждёт арест. Она в третий раз за шесть месяцев поехала в Пекин апеллировать за право практиковать Фалуньгун. Там её окружили полицейские и отправили обратно домой.

В первый раз она отправилась в Пекин 20 июля 1999 года, когда узнала, что правительство запретило Фалуньгун. Когда она вернулась домой, к ней явились полицейские и увезли в центр заключения. Больше трёх месяцев она находилась под стражей.

Во второй раз она поехала в Пекин с 7-летним сыном. Их должны были отправить в Харбин, но по дороге им удалось бежать.

Сунь не понимала, почему правительство запретило практику, которая учит принципам «Истина, Доброта, Терпение». Она вызвалась координировать мероприятия практикующих в городе Шуаняшань без всякой оплаты и предоставления особых полномочий. Она просто обучала упражнениям новых практикующих и помогала тем, кто нуждался в помощи.

С тех пор как она начала практиковать, её здоровье улучшилось. На работе и дома она старалась быть хорошим человеком. Сунь недоумевала: что в этом плохого?

В центре заключения к ней в камеру зашли начальник «Комитета 610» департамента полиции и сотрудник отдела внутренней безопасности. Они велели ей написать письменный отказ от Фалуньгун и пообещать, что она больше никогда не будет практиковать.

С ней встретился начальник департамента полиции. Он сказал: «Я бывший одноклассник вашего мужа. Всё, что вам нужно сделать, это написать заявление с обещанием никогда не практиковать Фалуньгун. После этого я могу сразу отвезти вас домой».

Она отказалась от этого предложения.

Через два дня после новогоднего ужина с семьёй в центре заключения, её приговорили к заключению в исправительно-трудовом лагере сроком на один год.

Арест супругов

К концу 2001 года супруги управляли семейным минимаркетом. Почти год назад Сунь освободили из исправительно-трудового лагеря. Текстильный магазин, которым семья владела прежде, был закрыт после заключения Сунь в исправительно-трудовой лагерь.

Чтобы зарабатывать на жизнь, супруги открыли минимаркет, где продавали фрукты, овощи и предметы домашнего обихода. Вскоре среди покупателей они приобрели репутацию честных и порядочных людей. Дети помогали им после занятий в школе. Жизнь приходила в норму, хотя сотрудники местного полицейского участка часто беспокоили семью.

28 декабря 2001 года в их магазин зашли более десяти полицейских, которые приехали на нескольких машинах.

«По какому праву вы сюда пришли?» – спросил Ли Ган.

Один из полицейских достал из кармана лист бумаги. Дочь Ли схватила его и разорвала. Полицейский намерился её арестовать. Ли сделал шаг вперёд: «Арестуйте, в таком случае, лучше меня».

Тем временем один полицейский схватил за руку Сунь, скрутил её руки за спиной и толкнул женщину к двери. Ли бросился на защиту жены.

В итоге полицейские схватили супругов и потащили к машинам. В это время Ли изо всех сил кричал: «Фалунь Дафа несёт добро! Действительно несёт добро!»

В заключении Сунь объявила голодовку, которая длилась 9 дней. На десятый день её вернули домой на носилках. Как только она смогла встать на ноги, то каждый день ходила в департамент полиции, требуя освобождения мужа.

В центре заключения Ли Ган провёл один месяц и два дня. Он вспоминал, что его каждый день кормили лишь чёрствыми паровыми булочками.

Пытки после ареста

Сунь снова арестовали, на этот раз за то, что они с другой практикующей раздавали информационные материалы Фалуньгун. Полицейские жестоко пытали её, требуя назвать имена других практикующих. Как координатор местной группы практикующих, она стала основной мишенью преследования.

Сунь заставляли голыми ногами стоять на ледяном бетонном полу. Кто-то из полицейских поджёг её волосы зажигалкой. Она услышала потрескивание и почувствовала запах горящих волос. Другой полицейский надел ей на голову полиэтиленовый пакет для удушения. Она понимала, что её ждёт.

Это была очередная сессия допросов. В течение 20 дней с момента ареста её снова и снова пытали. После каждого допроса Сунь выносили из камеры пыток без сознания. Её лишали пищи, воды и сна. Охранники избивали её до тех пор, пока она не начинала кашлять кровью.

Через 12 часов Сунь едва живой вернули в камеру. Это было 30 декабря 2002 года.

Сунь приговорили к заключению на 13 лет

20 дней Ли Ган ничего не слышал о жене и очень волновался. Он знал, что Сунь уехала из города, чтобы избежать очередных массовых арестов. Вместе с другой практикующей они арендовали комнату в городе Цзисянь.

Затем он узнал, что её снова арестовали. Он старался навещать её так часто, как только мог. Каждый раз ему приходилось обращаться к нескольким официальным лицам, чтобы получить разрешение на встречу с женой.

8 мая 2003 года, через пять месяцев после ареста, Ли Ган увидел жену в зале суда. На заседании суда по делу Сунь разрешили присутствовать Ли, его сыну и ещё шести практикующим Фалуньгун.

Его сердце оборвалось, когда он увидел, как её толкают к скамье подсудимых. Она была очень бледной, а её руки сковывали наручники. Ли крикнул: «Мы с сыном всегда с тобой!»

Сунь приговорили к заключению на 13 лет.

Когда Ли Ган снова увидел жену, она показала ему приговор. «Ты сильно страдаешь из-за меня», – произнесла она и предложила ему развестись.

Ли Ган отказался от развода и заверил её: «Я подожду. Мы с детьми будем ждать тебя. Наша семья не распадётся».

Когда жена находилась в заключении, Ли всегда сам готовил традиционные семейные блюда на Новый год и на осенние праздники. Он готовил праздничный ужин для всей семьи: для жены, для дочери Синьсин, для сына Хуалиня и для себя. Он прилагал все усилия, чтобы сохранить семью.

Муж не забывает любимой жены, заключённой в тюрьму

18 сентября 2003 года Сунь отправили в женскую тюрьму Хэйлунцзян, где она прошла через жестокие пытки. Один глаз Сунь был серьёзно травмирован, и она периодически им не видела.

Тюремная администрация давала разрешение на ежемесячные свидания продолжительностью от 15 до 30 минут. Чтобы добраться до тюрьмы, Ли необходимо было накануне выезжать из города Шуаняшань и затем из Харбина ещё час ехать на автобусе.

Практикующих Фалуньгун, которые отказывались отречься от своей веры, лишали семейных посещений. Для того чтобы увидеть жену, Ли часто приходилось обращаться либо к охранникам, либо к начальнику тюрьмы, чтобы получить разрешение. Каждый раз необходимо было прилагать усилие, но Ли никогда не отступал.

Однажды Ли приехал в тюрьму вместе с детьми, надеясь на встречу с женой. В тюрьме сказали, что свидания с женой не будет, поскольку она не отказывается от своих убеждений.

«Жена только практикует Фалуньгун. Она не совершала никаких преступлений. Почему мы не можем увидеть её?» – спросил Ли.

«Вы не увидите её, потому что она практикует Фалуньгун и отказывается от “преобразования”», – ответил охранник.

Ли отправился в офис и потребовал встречи с начальником тюрьмы. В итоге он встретился с заместителем начальника тюрьмы и получил специальное разрешение на встречу с женой. Родные пообедали вместе в тюремной столовой.

13 лет Сунь провела в этой тюрьме. За это время сменилось несколько начальников тюрьмы, и Ли со всеми познакомился.

Муж практикующей Фалуньгун настойчиво добивается для неё справедливости

В начале 2004 года Ли подал исковое заявление в прокуратуру города Шуаняшань, где обвинил полицейских в применении пыток по отношению к его жене. Позже за вынесение незаконного приговора он предъявил иск председателю суда и другим должностным лицам, которые проводили судебное разбирательство по делу его жены.

Когда Сунь пытали в тюрьме, Ли Ган обратился к начальнику тюрьмы и предъявил ему доказательства пыток, а также потребовал провести расследование. Многие охранники тюрьмы получили письма Ли Гана. Некоторые из них получили от него несколько писем. Чтобы знать, что его письма получают, Ли пользовался заказной почтой.

Ли также подал исковое заявление на сотрудников женской тюрьмы Хэйлунцзян за жестокое обращение с Сунь. Он направлял жалобы в администрацию тюрьмы, в отдел юстиции провинции и высшую прокуратуру провинции. В каждом письме он чётко указывал инциденты, исполнителей и ответственных за это лиц. Он всем сердцем понимал: «Моя жена хороший человек, а не преступница».

В июле 2012 года в тюрьме начали новый раунд преследования практикующих Фалуньгун, которые не отказались от своих убеждений. Меньше чем за два месяца Сунь потеряла около 20 килограммов веса. Когда Ли увидел жену, то едва мог её узнать. Она с трудом стояла и передвигалась, а её волосы поседели. Ли написал в Организацию Объединённых Наций и в другие зарубежные правозащитные организации о том, что произошло с его женой.

Когда Ли Ган в 2015 году увидел на улицах листовки о подаче исков к бывшему китайскому лидеру Цзян Цзэминя, он вспомнил, что жена подала иск на Цзяна в 2003 году, за что её и поместили в центр заключения Цзисян.

Дома он нашёл копии её искового заявления и добавил в него дополнительные факты преследования. Затем Ли подписался своим именем как законный представитель жены и направил письмо в Верховную народную прокуратуру.

Практикующая Фалуньгун из Китая

Источник

Короткая ссылка на эту страницу: