Си Цзиньпин намекает на возможность изменения политики в отношении Фалуньгун

У китайской компартии есть список «чувствительных» дней. В эти дни аппарат госбезопасности активизируется и проводит облавы на людей, связанных с этой датой.

Одна из таких дат ― 4 июня ― день разгона студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. Другая дата ― 25 апреля, в этот день в 1999 г. прошла мирная апелляция последователей Фалуньгун. Однако в этом году Си Цзиньпин, похоже, изменил сценарий.

С помощью лёгких политических жестов Си Цзиньпин намекнул, что не согласен с политикой своего предшественника Цзян Цзэминя, который начал преследование Фалуньгун.

Си Цзиньпин объяснил, как обращаться с апеллянтами, отдал под суд четырёх высокопоставленных руководителей госбезопасности, отличившихся особой жестокостью в репрессировании Фалуньгун, потребовал от органов безопасности соблюдения этических принципов и сделал замечания о религии. Подобные замечания в преддверии чувствительной даты могут означать изменение политики партии.

Мирная апелляция 25 апреля 1999 г. и начало преследования Фалуньгун

Можно сказать, что серьёзное подавление Фалуньгун в Китае началось с того, что некий академик Хэ Цзосюй написал провокационную, клеветническую статью о практике Фалуньгун и представил её на молодёжной выставке в университете города Тяньцзиня, расположенном в 27 км от Пекина.

В ответ последователи Фалуньгун провели мирный протест у Тяньцзинского университета. Они призывали академика убрать клеветническую статью. Вдруг появились сотни полицейских, которые избили и арестовали 45 апеллянтов. Это случилось 23 апреля 1999 г.

Хэ Цзосюй был заклятым противником Фалуньгун. Он шурин Ло Ганя, в то время руководителя аппарата общественной безопасности, который давно хотел начать преследование Фалуньгун. В 90-е годы Фалуньгун свободно распространялся в Китае при косвенной или активной поддержке разных госучреждений. Фалуньгун занимались многие члены компартии, которые восприняли распространение практики как возрождение древних традиций в Китае. Но отдельные сторонники жёсткой линии, включая Ло Ганя, увидели в популярности Фалуньгун идеологическую угрозу.

Фалуньгун занимались многие члены компартии, которые восприняли распространение практики как возрождение древних традиций в Китае.

Когда распространилась новость об аресте тяньцзинских практикуюших, последователи Фалуньгун решили подать петицию в офис апелляций в Пекине, который находился рядом с Чжуннаньхай, где заседает руководство китайской компартии. 25 апреля пекинская полиция блокировала дорогу к офису и направила прибывших петиционеров (около 10 000 человек) к Чжуннаньхай (к китайскому Кремлю).

Премьер-министр Чжу Жунцзы вышел и переговорил с представителями Фалуньгун. Казалось, проблема уладилась. Но генеральный секретарь Цзян Цзэминь был в ярости и объявил апелляцию «самым серьёзным политическим инцидентом со времён 4 июня».

В письме к политбюро вечером того же дня Цзян Цзэминь написал: «Возможно ли, что мы, члены компартии, вооружённые марксизмом, верой в материализм и атеизм, неспособны победить Фалуньгун? Если так, разве это не смешно?»

Начало крупномасштабных репрессий Фалуньгун

20 июля 1999 года Цзян отдал приказ аппарату госбезопасности и судебной системе начать преследование последователей Фалуньгун. «Опорочьте их репутацию, разорите финансово и уничтожьте физически», ― таков был его приказ.

С тех пор, только по документально подтверждённым данным, свыше 3900 последователей Фалуньгун погибли от пыток в тюрьмах. По данным исследователей, сотни тысяч последователей Фалуньгун были убиты для продажи органов.

С 1999 г. каждый раз накануне 25 апреля и 20 июля в Китае проводятся массовые аресты и обыски домов последователей Фалуньгун.

Подача петиций и система безопасности

Значение недавних жестов Си Цзиньпина нельзя недооценивать, хотя, на первый взгляд, они едва заметны.

Подача петиций правительству ― первый способ достучаться до властей, который использовали последователи Фалуньгун. Когда стало ясно, что власти отвечают насилием, последователи Фалуньгун от него отказались. Но подача петиций по-прежнему распространена среди других групп китайского населения. Органы общественной безопасности часто жестоко обращаются с апеллянтами.

21 апреля Си Цзиньпин заявил, что китайские власти должны «мирно решать законные апелляции масс», сообщило новостное агентство «Синьхуа». Власти должны «улаживать конфликты и защищать права» петиционеров, добавил китайский премьер-министр Ли Кэцян.

Перед 25 апреля Си Цзиньпин занялся органами безопасности: арестованы четыре высокопоставленных руководителя. Среди них Чжан Юэ ― глава политико-юридического комитета провинции Хэбэй. Чжан несёт прямую ответственность за пытки последователя Фалуньгун Ли Юнвана. Его связывали, избивали кожаными ремнями и пытали электрическими дубинками.

На следующий день после ареста Чжана глава политико-юридического комитета Мэн Цзэньчжу провёл собрание с участием председателя суда, главного прокурора и силовиков. Он передал слова Си Цзиньпина: аппарат общественной безопасности должен соблюдать профессиональные нормы и дисциплину.

Си Цзиньпин о религии

Ещё более необычным стало участие в этом году Си Цзиньпина в конференции по вопросам религии 22-23 апреля. Это первая встреча такого рода за 15 лет.

Обычно генсеки участвуют в таких собраниях, когда намечаются изменения в политике. На собрании в 2001 г. Цзян Цзэминь заявил, что правительство должно полностью контролировать религиозные группы. Кроме того, Цзян говорил о подавлении «еретических религий». Вскоре после этого китайские власти для дискредитации Фалуньгун устроили «самосожжение» на Тяньаньмэнь.

Си Цзиньпин заявил, что религиозные учения могут «обогатить» китайскую культуру. Партия должна «руководить» религиозными группами, а религиозная деятельность ― соответствовать законам, добавил он. В речи Си Цзиньпина отсутствовало упоминание о «еретических культах», столь характерное для речей Цзян Цзэминя. Общий тон был примирительный в отличие от агрессивных высказываний Цзяна.

Государственная газета «Жэньминь жибао» опубликовала статью об отношении Си Цзиньпина к религиям. Она заняла три четверти страницы. Статья об участии Цзяна в конференции по вопросам религии в 2001 г. занимала только треть страницы. Это признак того, что слова Си Цзиньпина надо воспринимать серьёзно. Статья называлась «Улучшение работы с религиями в новых условиях».

Ветер перемен?

После прихода к власти в 2012 г. Си Цзиньпин намеренно или невольно принял меры, которые снизили давление на Фалуньгун.

В декабре 2013 г. китайские власти расформировали систему исправительно-трудовых лагерей. Разумеется, остались нерегулируемые «центры идеологического преобразования» или, как их ещё называют, «центры промывания мозгов». Но один из главных инструментов репрессий против Фалуньгун был упразднён.

Си Цзиньпин провёл судебную реформу, которая позволила тысячам последователей Фалуньгун подать иски на Цзян Цзэминя. Отдельных истцов задержали, но большинство не подверглось наказанию за подачу исков. Это невероятный контраст по сравнению с ситуацией десятилетней давности. Тогда почти все немногие последователи Фалуньгун, осмелившиеся подать иск на Цзяна, были арестованы и умерли под пытками.

Си Цзиньпин провёл судебную реформу, которая позволила тысячам последователей Фалуньгун подать иски на Цзян Цзэминя.

Антикоррупционная кампания устранила высокопоставленных чиновников, которые участвовали в преследовании Фалуньгун и ранее считались неприкасаемыми: Бо Силая, бывшего министра госбезопасности Чжоу Юнкана, главу «Офиса-610» Ли Дуншэна.

Преследование Фалуньгун дорого обошлось имиджу компартии. На репрессии были потрачены огромные государственные средства. Многие члены китайской диаспоры за рубежом занимаются Фалуньгун и постоянно разоблачают преследование.

Хотя Си Цзиньпин никогда не делал публичных заявлений о Фалуньгун, невозможно игнорировать связь между Фалуньгун и его политическими шагами. Его недавние заявления в преддверии 25 апреля ― это сигнал, однако, пока до конца неясно, что он означает и к чему приведёт.

Короткая ссылка на эту страницу: