Что стояло за «инцидентом 25 апреля»?

Что на самом деле произошло во время события, которое СМИ выставили в качестве катализатора подавления Фалуньгун (Фалунь Дафа)?

Введение

Инцидент с Фалуньгун 25 апреля 1999 г. не был случайным внезапным событием, равно как это не было политической демонстрацией, осаждающей правительство, как это утверждал Цзян Цзэминь. Начиная со словесных атак во время инцидента с Guangming Daily в июле 1996 г. до мобилизации полиции и использовании насилия в Тяньцзине в апреле 1999 г., развитие и эскалация преследования развивалась в течение 3-4 лет.

25 апреля 1999 г. свыше 10 000 последователей Фалуньгун в Китае отправились к Бюро апелляций Государственного совета, расположенного на улице Фуюй в Пекине, чтобы подать апелляцию в соответствие с законом.

Они хотели обратиться к правительству с просьбой освободить практикующих Фалуньгун, которые были арестованы офицерами службы безопасности Тяньцзиня. После того, как премьер Чжу Жунцзы, глава Государственного совета, лично вышел и встретился с практикующими, ситуация была разрешена, и принятое решение устроило как практикующих, так и правительство.

Однако после «инцидента 25 апреля» глава КНР Цзян Цзэминь использовал два секретных документа, чтобы обвинить последователей Фалуньгун в двух преступлениях, а именно в заговоре с иностранными силами и в неподчинении внедренных лиц коммунистической партии. В отсутствие каких-либо доказательств Цзян решил перейти к политике репрессий.

Для того чтобы читатель смог получить сравнительно ясное представление об этом важном «инциденте 25 апреля», здесь представлено краткое хронологическое описание событий, имевших отношение к этому инциденту. Впервые среди включённых фактов имеются выдержки из интервью участников событий 25 апреля, включая диалог между премьером Чжу Жунцзы и апеллянтами.

Здесь также приводятся критические комментарии Цзян Цзэминя в двух секретных документах, относящихся ко времени, когда он решил начать преследования Фалуньгун, которые недавно стали известны благодаря нескольким высокопоставленным чиновникам из компартии Китая. Этот документ прилагается в качестве ссылки для тех, кто заинтересован в том, чтобы узнать правду об «инциденте 25 апреля».

Представление Фалуньгун публике

13 мая 1992 г. г-н Ли Хунчжи провел первые курсы Фалуньгун в Чанчуне. После этого Исследовательская ассоциация цигун Китая (ИАЦК) выдала г-ну Ли Хунчжи сертификат мастера цигун.

В 1993 г. ИАЦК также выдала пекинской исследовательской ассоциации Фалуньгун «аккредитованный ИАЦК регистрационный сертификат школы цигун», официально признав Исследовательскую ассоциацию Фалуньгун «академической организацией». В сфере её полномочий было «теоретические исследования, распространение практики, консультационная служба» в масштабах всего Китая.

31 августа 1993 г. китайский фонд «Цзяньи Юнвэй» (организация, находящаяся под патронажем Министерства общественной безопасности, награждающая людей, которые добровольно, исходя из своей совести и морали, борются с преступниками) написал письмо ИАЦК, в котором поблагодарил Ли Хунчжи за бесплатное лечение и реабилитацию, предложенную делегатам на Третьей торжественной конференции «Цзяньи Юнвэй».

Газета, издаваемая Министерством общественной безопасности даже осветила это событие 21 сентября 1993 г., а 27 декабря фонд наградил Ли Хунчжи почётной грамотой.

В 1993 г. г-н Ли Хунчжи на “Восточной ярмарке здоровья” в Пекине был удостоен высшей награды ярмарки – «Наградой за пограничные науки», а также «Специальной золотой наградой». Помимо этого, он получил звание «Самый популярный мастер цигун».

Книга «Чжуань Фалунь», написанная г-ном Ли Хунчжи, в 1995 г. была издана государственным издательством – Издательским домом вещания и телевидения Китая. В январе 1996 г. книга вошла в список бестселлеров, опубликованный Beijing Youth Daily.

К началу 1999 г. проведённое китайским правительством исследование выявило, что по всему Китая Фалуньгун занимаются, по меньшей мере, 70 миллионов человек.

Первые трудности и результаты правительственного исследования

Guangming Daily, рупор Госсовета, 17 июня 1996 г. опубликовала статью, очерняющую Фалуньгун. 24 июля 1996 г. китайский отдел публикаций издал циркуляр, запрещающий распространение публикаций Фалуньгун по стране.

В начале 1997 г. бюро общественной безопасности начало расследование в масштабах страны в надежде найти основания для объявления Фалуньгун «злым культом». Однако все полицейские отделения по стране, в итоге, сообщили: «никаких доказательств не найдено». Таким образом, расследование было прекращено.

В конце мая 1998 г. Хэ Цзосю в интервью пекинскому телевидению заявил, что Фалуньгун является вредным. После этого были показаны интервью на местах занятий практикой Фалуньгун, и в программе было сказано, что Фалуньгун представляет собой «феодальное суеверие».

После того как программа была показана, практикующие, знавшие людей, которые приводились Хэ Цзосю в качестве примеров в программе, немедленно рассказали телевизионной станции и Хэ Цзосю, что в передаче искажались факты, потому что эти люди даже не занимались Фалуньгун.

В течение последующих дней многие практикующие посетили телевидение или отправили письма, в которых рассказывали о своём личном опыте занятий Фалуньгун. Их отклики согласовывались с официальной политикой «трёх нет» центрального правительства в отношении цигун: «не запрещать, не вмешиваться, не пропагандировать».

Позднее руководители телевидения заявили, что вещание этой программы стало самой серьёзной ошибкой со времени начала работы станции. Поэтому чтобы исправиться, телестанция вскоре сняла положительную передачу о Фалуньгун, в которой практикующие были показаны мирно выполняющими свои утренние упражнения в парке наряду с другими людьми.

11 июля 1998 г. первое отделение бюро общественной безопасности издало циркуляр 1998 -№ 555 «Указание относительно расследования в отношении Фалуньгун». В «Указании» утверждалось, что г-н Ли Хунчжи распространяет слухи и злое учение, и что некоторые убеждённые последователи принимали участие в незаконной деятельности во имя Фалуньгун.

Однако в циркуляре также говорилось о том, что политические департаменты бюро общественной безопасности должны начать всестороннее расследование, чтобы получить внутреннюю информацию о деятельности Фалуньгун и найти доказательства того, что опытные практикующие совершали преступления, используя Фалуньгун.

Можно заметить, что в циркуляре сначала Фалуньгун обвиняется в преступлениях, а затем следуют указания о поиске доказательств. Это указание вылилось в то, что местные департаменты бюро общественной безопасности по всей стране незаконно совершали рейды в места занятий Фалуньгун, насильно разгоняли практикующих, обыскивали их дома, проникали в жилища граждан, конфисковывали частную собственность и т.д.

Во второй половине 1998 г. группа отставных членов Всекитайского собрания народных представителей во главе с Цяо Ши (бывший председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей) провели детальное расследование в отношении Фалуньгун, поскольку многие члены общества написали письма, в которых говорилось о незаконном обращении бюро общественной безопасности с практикующими Фалуньгун.

Заключение исследования гласило: «Фалуньгун приносит только пользу и не представляет собой вреда для государства и народа». Этот отчёт был доставлен в Политбюро, возглавляемое Цзян Цзэминем.

До этого, в мае 1998 г., Национальный спортивный комитет также провел исследование в отношении Фалуньгун. В сентябре в рамках этого исследования группа медицинских экспертов провела осмотр 12 553 практикующих Фалуньгун. Результаты наглядно продемонстрировали, что эффективность улучшения здоровья составила 97,9%.

В отчете исследовательской группы Национального спортивного комитета, посланного 20 октября 1998 г. в Чаньчунь и Харбин, говорилось: «Мы видим, что упражнения Фалуньгун и их эффект достаточно хорошие. Влияние на стабильность общества и улучшение духовной культуры также очевидны. Это заслуживает полного признания». В этот период неправительственные исследования эффективности Фалуньгун в Далянь, Пекине и других местах дали аналогичные результаты.

Инцидент в Тяньцзине

11 апреля 1999 г. Хэ Цзосю опубликовал в молодёжном журнале колледжа Тяньзиня статью под названием «Почему я не согласен с молодёжью, занимающейся цигун». В своей статье с целью негативной оценки Фалуньгун Хе приводил те же самые аргументы, которые он представил на передаче пекинского телевидения в 1998 г.

Поскольку эти примеры были уже полностью разъяснены во время случая с пекинским телевидением, эта статья Хэ была бойкотирована пекинскими СМИ и системой пропаганды. Когда эта статья появилась в Тяньцзине, отдельные практикующие Тяньцзиня почувствовали, что чиновникам Тяньцзиня необходимо разъяснить истинное положение вещей.

Они также хотели уменьшить негативный эффект от этой статьи, связавшись с редакторами журнала. В этой связи 18-24 августа 1999 г. несколько практикующих отправились в колледж Тяньцзиня и другие имеющие отношение к делу правительственные учреждения, чтобы рассказать о том, что происходит на самом деле.

23-24 августа 1999 г. полицейские из бюро общественной безопасности Тяньцзиня избили, причинив повреждения, практикующих, которые пришли с обращением. Полиция арестовала 45 человек.

Когда последователи Фалуньгун потребовали освобождения задержанных практикующих, в Городской думе Тяньцзиня им сказали, что к этому делу было причастно бюро общественной безопасности, следовательно, арестованные не могут быть освобождены без разрешения Пекина. Полиция Тяньзиня посоветовала последователям Фалуньгун: «Отправляйтесь в Пекин. Только поездка в Пекин может разрешить проблему».

Атаки в СМИ в прежние годы и этот инцидент, когда полиция в Тяньцзине на практике применила насилие против последователей Фалуньгун, шокировали практикующих. Словосочетание «тяньцзиньский инцидент» быстро распространилось среди практикующих Фалуньгун по всей стране.

Поездка 25 апреля в Бюро апелляций Государственного совета

Новости о жестокости полиции, арестах в Тяньцзине и о необходимости разрешения проблемы по освобождению задержанных практикующих распространились по стране. Практикующие Фалуньгун, доверяя центральному правительству, по своей инициативе один за другим стали собираться 24 апреля у Бюро апелляций Государственного совета в Пекине.

Они надеялись, что «тяньцзиньский инцидент» может быть разрешен справедливым образом. 25 апреля премьер Чжу Жунцзы лично встретился с практикующими Фалуньгун, которые пришли подавать апелляцию.

Г-жа Ц., проживающая в пекинском районе Хайдянь, вспоминает: «В 7 часов утра 24 апреля несколько практикующих рассказали мне о том, как были избиты и арестованы тяньзиньские практикующие. Они сказали, что некоторые практикующие хотят отправиться к Бюро апелляций Государственного совета для того, чтобы разъяснить эту ситуацию; те, кто хотят, также могут пойти.

Итак, я и 4-5 практикующих сели в автобус и приехали к северному входу Государственного совета в 8 часов. Мы, вероятно, были первой группой практикующих, приехавших апеллировать в связи с «тяньцзиньским инцидентом», и охрана у входа спросила нас, по какому мы делу».

Г-н и г-жа П. из пекинского района Чаоян рассказывают: «Утром 25 апреля западная сторона улицы Фуюй была заполнена людьми; на другой стороне улицы (где расположен Государственный совет) не было никого. Молодые практикующие стояли впереди, оставив свободными тротуар и специальный тротуар для слепых. За передним рядом практикующих в углу стены сидели практикующие. Все вели себя очень тихо. Движение не было затруднено».

Г-н М. из района Хайдянь вспоминает: «25 апреля около 8:15 я увидел группу людей, включая премьера Чжу Жунцзы, которые выходили из главного (западного) входа Государственного совета и пересекли улицу, встав перед практикующими, которые пришли подавать апелляцию. Практикующие начали аплодировать.

Премьер Чжу спросил: «Для чего вы сюда пришли? Кто сказал вам прийти сюда?» Несколько практикующих ответили: «Мы пришли для того, чтобы рассказать о сложившейся ситуации с Фалуньгун; нас никто не организовывал». Премьер Чжу спросил: «Почему вы не писали апелляционные письма? Как много людей собралось здесь?» Многие практикующие ответили ему. Я слышал, что некоторые сказали: «Мы писали письма до тех пор, пока не окоченели, но по-прежнему не получили ответа».

Премьер Чжу сказал: «Я издал официальную директиву по вашему вопросу». Практикующие ответили: «Мы не получали её». Премьер попросил практикующих выбрать несколько представителей, чтобы те отправились с ним в Государственный совет для дальнейшего разъяснения ситуации. Несколько человек подняли руки. Премьер Чжу указал на них, и они вошли в здание Государственного совета.

Премьер правительства должным образом разрешил ситуацию с «тяньцзиньским инцидентом» и «инцидентом 25 апреля»

В полдень 25 апреля Ли Чан и Ван Цзивэнь из Исследовательской ассоциации Фалунь Дафа и ещё трое пекинских практикующих, выступая в качестве представителей Фалуньгун, вошли в здание Государственного совета для переговоров с правительственными чиновниками. Они представили три просьбы практикующих Фалуньгун:

1. Освободить арестованных практикующих в Тяньцзине.

2. Дать возможность практикующим Фалуньгун свободно практиковать.

3. Позволить публиковать книги Фалуньгун.

В переговорах принимали участие правительственные чиновники из офиса апелляций Государственного совета, чиновники из Пекина и Тяньцзиня. К вечеру все задержанные в Тяньцзине практикующие были освобождены в соответствие с директивами центрального правительства.

Цзян Цзэминь издаёт секретный документ для отмены решения премьера и решает начать преследование

Вечером 25 апреля Цзян Цзэминь как генеральный секретарь компартии написал письмо членам постоянного комитета Политбюро и другим руководителям. В своём письме Цзян Цзэминь утверждал, что за «инцидентом 25 апреля» стояли тайные разработчики, которые «планировали и отдавали приказы». (Это письмо под грифом «Совершенно секретно», оформленное как [1999] No. 14 было распространено под заголовком «Указание Центрального Комитета компартии относительно печати и распространения «Письма товарища Цзян Цзэминя постоянному комитету Политбюро и другим заинтересованным руководящим товарищам).

7 июня Цзян Цзэминь выступил с речью во время встречи Политбюро центрального правительства, где заявил: «Проблема Фалуньгун имеет очень глубокую политическую, социальную и даже международную подоплеку… это наиболее серьёзный инцидент со времен политических волнений в 1989 г.».

13 июня этот документ был секретно распространен внутри компартии. (Этот документ был классифицирован как «совершенно секретный и издан центральным правительством как [1999] No. 30 под заголовком «Указания Центрального Комитета коммунистической партии относительно печати и распространения «Речи товарища Цзян Цзэминя на встрече Политбюро центрального правительства относительно незамедлительного решения «проблемы Фалуньгун»).

Несколько высокопоставленных лиц из коммунистической партии раскрыли, что в названных выше документах Цзян чётко сформулировал вопрос о том, «стояли ли за инцидентом 25 апреля иностранные и западные силы, и были ли у всего этого «руководители», которые планировали и отдавали команды». Это раскрывает психологию Цзяна, который чрезмерно боялся за свою личную власть и интересы, и поэтому, не имея конкретных доказательств, принял ошибочное политическое решение о преследовании Фалуньгун.

С конца мая 1999 г. места выполнения ежедневных упражнений практикующих Фалуньгун во многих районах стали объектами насильственного разгона городскими администрациями и бюро общественной безопасности. В некоторых местах офицеры бюро общественной безопасности использовали брандспойты и громкоговорители, чтобы заставить практикующих уйти с их мест.

Координаторы мест практик Фалуньгун вызывались со своих рабочих мест в бюро общественной безопасности для разговоров и допросов. За ними было установлено наблюдение, их телефоны прослушивались и им запретили покидать свои места проживания.

Во время высокопоставленной встречи 19 июля Цзян Цзэминь официально подтвердил полный запрет Фалуньгун. 20 июля началась волна арестов последователей Фалуньгун по всей стране.

Согласно Информационному Центру Фалунь Дафа, с июля 1999 г. по март 2001 г. 188 человек погибли от пыток в китайских тюрьмах, несколько сотен были приговорены к срокам, превышающим 18 лет, а более 500 000 были помещены в центры задержания, исправительно-трудовые лагеря и психиатрические больницы.

Упорство Цзян Цзэминя в подавлении Фалуньгун поставило Китай перед лицом возрастающей критики со стороны международного сообщества за ухудшение ситуации с правами человека и моральными нормами.

«К годовщине инцидента 25 апреля» – составлено и издано практикующими Фалуньгун в Северной Америке

Короткая ссылка на эту страницу: