Начало Главы V в специальном отчёте «Битва за дух Китая». Коллаж

Битва за дух Китая, ч.1. Идеологическая конкуренция

Представляем вам изданную на русском языке, посвящённую Фалуньгун, главу специального отчёта «Битва за дух Китая».

Автор этого отчёта – Сара Кук, старший аналитик Freedom House по Восточной Азии. В работе над отчётом приняли участие: Тайлер Ройланс (редактор), Энни Бояджян (юрист), стажёры Бохен Хан и Кэти Чжан (редакционная и исследовательская помощь), пять экспертов по религиозным сообществам в Китае и трое китайских учёных, которые пожелали остаться анонимными.

Ожесточённое подавление популярного цигун

Фалуньгун – духовная практика, которая включает пять медитативных упражнений цигун и учение, перекликающееся с идеями буддизма и даосизма. Главный акцент делается на основной принцип учения: «Истина-Доброта-Терпение» (Чжэнь-Шань-Жэнь по-китайски).

Занимающиеся выполняют упражнения, изучают книги Фалуньгун и стремятся в повседневной жизни соответствовать этому принципу, что по их мнению ведёт к установлению гармонии со Вселенной, а также к достижению здоровья, психологического равновесия и духовного просветления.

Хотя Фалуньгун и включает принципы, которые соотносятся с религией, в этой системе нет органов управления, профессиональных работников, формального членства, пожертвований или каких-либо мест для поклонения.

В начале и середине 90-х годов прошлого столетия последователи Фалуньгун и основатель практики Ли Хунчжи пользовались повсеместной поддержкой правительства, а СМИ публиковали только положительные репортажи о Фалуньгун. Господин Ли впервые представил Фалуньгун китайской общественности в 1992 году. В последующие два года он ездил по стране под эгидой государственной Ассоциации цигун, читая лекции и обучая пяти упражнениям Фалуньгун.

Государственные СМИ в тот период сообщали о положительном воздействии Фалуньгун, а также о том, как его последователи получали награды за пропаганду здорового образа жизни. Сегодня это кажется невероятным, но в 1995 году господин Ли по приглашению правительства прочитал лекцию в посольстве Китая в Париже.

После того как господин Ли прекратил читать лекции, Фалуньгун продолжал распространяться от человека к человеку, благодаря большому числу волонтёров. Они обучали упражнениям и делились с друзьями книгами Фалуньгун, а также распространяли книги на пунктах занятий.

Практикой стали интересоваться китайцы всех слоёв населения: врачи, крестьяне, рабочие, военные, учёные и члены компартии. Хотя занимающиеся собирались для выполнения упражнений в группах, многие считали Фалуньгун индивидуальным, а не коллективным путём совершенствования души и тела. В материалах Фалуньгун не затрагивались политические темы, и не звучала критика в адрес КПК, как в сегодняшних материалах после многих лет репрессий.

К 1999 году, согласно правительственным данным и сообщениям международных СМИ, Фалуньгун занималось, по меньшей мере, 70 миллионов человек. Представители Фалуньгун говорят, что в то время их насчитывалось около 100 миллионов.

Что пошло не так?

Резкая смена отношения Коммунистической партии Китая к Фалуньгун была необычной даже в контексте строгих ограничений, которые партия применяла к религиям. Впоследствии наблюдатели постоянно пытались понять, почему это произошло, и можно ли было этого избежать?

КПК обычно не проявляет терпимости к группам, которые ставят духовное руководство выше приверженности партии. Однако учёные и другие осведомлённые наблюдатели указывают на совокупность конкретных процессов и факторов, связанных с Фалуньгун, которые, возможно, привели к чрезвычайно жестокому подавлению этой группы:

Популярность

Насчитывая более 70 миллионов последователей, Фалуньгун превосходил по количеству членов саму компартию. В 1999 году в ней состояло 63 миллиона человек. Фалуньгун был второй по численности религиозной группой в Китае после буддистов.

Идеологическая конкуренция

Фалуньгун в своей основе делает упор на честность, доброту и терпение. И это, возможно, раздражало партию, поскольку противоречит марксистской идеологии, основанной на материализме, политической борьбе и национализме, и тем самым подрывает власть КПК. Фалуньгун установил нравственные ориентиры, и в его распространении увидели фундаментальную угрозу партийной власти.

«Проникновение» в партию

Фалуньгун стал популярным среди членов партийного аппарата, включая силы внутренней безопасности, государственные СМИ и партийную дисциплинарную комиссию, а это угрожало власти КПК. Страх того, что эти люди могут поставить принципы Фалуньгун выше преданности верхушке КПК, постепенно стал слишком велик.

Независимая сеть в гражданском обществе

КПК давно пыталась привлечь на свою сторону и подавить независимые общественные организации и другие группы общества. В середине 90-х годов партия попыталась взять под более жёсткий контроль все школы цигун. В 1996 году государственная Ассоциация цигун, к которой относился Фалуньгун, призвала создать партийные ячейки среди последователей движения и планировала нажиться на учении. Ли Хунчжи решил выйти из Ассоциации, он хотел, чтобы Фалуньгун оставался личным выбором каждого, без официального членства и какой-либо платы.

Фалуньгун продолжал распространяться через слабо связанные между собой пункты практики и сеть волонтёров по всей стране.

Период нарастания репрессий

С 1996 по 1999 годы многие члены партии всё ещё имели положительное мнение о Фалуньгун, публично высказываясь о преимуществах практики для здоровья и даже для стабильности общества. Но некоторые высокопоставленные функционеры стали рассматривать Фалуньгун как угрозу, что выливалось в периодические репрессивные  меры. В 1996 году государственные типографии перестали печатать книги Фалуньгун. Попытки зарегистрироваться в разнообразных государственных организациях оканчивались неудачей.

То и дело появлялись статьи с нападками на Фалуньгун. Агенты национальной безопасности следили за последователями и периодически прогоняли их с пунктов коллективного выполнения упражнений.

Широкомасштабное обращение к руководству

В апреле 1999 года нарастающее давление достигло пика: в Тяньцзине избили и арестовали несколько десятков последователей Фалуньгун. Тем, кто призывал их отпустить, ответили, что приказы поступают из Пекина. 25 апреля более 10 тысяч последователей спокойно собрались у национального бюро по рассмотрению жалоб и обращений в Пекине, которое прилегает к правительственным зданиям Чжуннаньхай. Они призвали прекратить нарушения и признать их право свободно заниматься Фалуньгун.

Некоторые говорили, что эта публичная демонстрация шокировала власти и стала причиной последовавшего за этим подавления. Однако само обращение к руководству было лишь ответом на растущие репрессии, которыми руководили высшие чиновники, включая Ло Ганя, бывшего в то время главой Управления общественной безопасности. Из этого можно предположить, что ещё до этого инцидента некоторые отделы партийного аппарата уже осуществляли репрессии.

Часть 2.

Полный текст отчёта в pdf

Короткая ссылка на эту страницу: