Битва за дух Китая, ч. 4. Трещины в подавлении Фалуньгун | Фалуньгун, Фалунь Дафа - Информационный центр
Ли Дуншэн и Чжоу Юнкан - участники преследования Фалуньгун

Битва за дух Китая, ч. 4. Трещины в подавлении Фалуньгун

Часть 3

Учитывая хронологию действий КПК в отношении Фалуньгун, ожидается, что преследование может ужесточаться или бесконечно нарастать.

В 2015 году учёный Стивен Ноакс и исследователь Кайлан Форд в своей статье отметили, что партия оказалась в заложниках своего же отношения к группе. В репрессии уже вложили миллиарды долларов. Если партия неожиданно изменит свою политику, то это может серьёзно подорвать законность её собственного существования.

Кроме того, такое изменение приведёт к тому, что другие религиозные группы также начнут требовать для себя более мягкой политики. При этом один из основных факторов, почему был введён запрет, – это страх партии перед любой большой, независимой общественной группой. И этот страх никуда не исчез.

Впрочем, поступают новые сведения о трещинах в репрессивном аппарате. Они привели к тому, что некоторые местные чиновники отказываются преследовать последователей Фалуньгун. Последователей-ветеранов освобождают всего через несколько дней заключения, полиция разрешает им медитировать в заключении, или офицеры активно защищают этих людей. Несколько лет назад такое было бы немыслимым.

Но такие случаи происходят по всей стране и не являются единичными случаями. Такое явление, возможно, стало оказывать влияние на решения судов. И это удивительное развитие событий для репрессивной кампании, которая проявляла все стороны судебной системы при власти одного человека. В июне 2015 года судья в провинции Шаньси вынес первое в своём роде решение об освобождении от наказания для последователя Фалуньгун Пан Ю. Его немедленно освободили после активной кампании защиты.

По всей видимости, после отмены в 2013 году системы исправительно-трудовых лагерей, которые были альтернативным местом лишения свободы, к срокам в обычных тюрьмах приговорили больше последователей. Однако имеющиеся данные показывают, что общее число людей, приговорённых к тюремным срокам, намного ниже, чем при существовании исправительно-трудовых лагерей.

К этим изменениям могли привести несколько не зависящих друг от друга факторов

1. Устранение ключевых чиновников, вовлечённых в кампанию против Фалуньгун. В рамках антикоррупционной кампании Си Цзиньпина несколько высокопоставленных «тигров», которые играли ключевую роль в продвижении и осуществлении подавления Фалуньгун, были сняты с постов и приговорены к тюремным срокам. Две наиболее важные фигуры – это бывший «владыка» служб безопасности Чжоу Юнкан и бывший глава «Комитета 610» Ли Дуншэн.

11 июня 2015 года государственные СМИ сообщили, что Чжоу приговорили к пожизненному тюремному заключению; это произошло примерно в тот же день, когда оправдали последователя Фалуньгун из провинции Шэньси, о чём упоминалось выше. Активисты Фалуньгун, которые взаимодействуют с силами безопасности, оперативно начали использовать эти события, чтобы призвать нижестоящие службы дистанцироваться от кампании преследования.

2. Бюрократическое ослабление репрессивных институтов. Устранение Чжоу Юнкана и Ли Дуншэна наряду с отменой системы исправительно-трудовых лагерей, по всей видимости, ослабило влияние институтов, которые играли в этой кампании ключевую роль. С тех пор как Ли Дуншэна впервые арестовали в 2013 году, у центрального «Комитета 610» было три главы за столько же лет, и нынешний, Хуан Мин, был назначен в мае 2016 года.

Такой поворот, к тому же с периодами, когда должность оставалась вакантной, сильно контрастирует с четырёхлетним сроком Ли Дуншэна на этом посту. В то же время после завершения кампании «преобразования» 2013 – 2015 годов Freedom House не обнаружила признаков развёртывания новой централизованной волны подавления Фалуньгун. Для сравнения, волна репрессий 2013 года была поднята почти сразу же после завершения волны 2010 – 2012 годов.

3. Ещё один признак истощения энтузиазма: влиятельная Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины в июле 2016 года инициировала первую с своём роде двухмесячную инспекцию центрального «Комитета 610». Местные филиалы Комитета продолжают функционировать по всей стране, но, учитывая неопределённость и ослабевшее руководство в высших эшелонах, у полицейских на местах, которые не хотят участвовать в преследовании Фалуньгун или боятся в будущем понести за это наказание, появилось больше возможностей не проявлять особого усердия в этом преследовании.

4. Долгосрочные последствия прямой работы с правоохранительными органами. На протяжении более десяти лет приверженцы Фалуньгун как в Китае, так и за рубежом, а также их адвокаты и родственники напрямую общались с сотрудниками служб безопасности и судьями по телефону и лично, призывая их не арестовывать местных жителей, занимающихся Фалуньгун, а также предупреждая, что кампания репрессий является незаконной и подсудимый невиновен.

Постепенно эти старания стали приносить плоды. Один опрошенный, который сделал тысячи таких звонков, сказал, что «по всему Китаю [полиция] всё яснее понимает истинное положение вещей; есть много случаев, когда полицейские тайно помогают Фалуньгун».

Один адвокат, представляющий интересы последователей Фалуньгун, тоже сообщил о своём наблюдении: «Поскольку последователи Фалуньгун общаются с местными чиновниками, некоторые из последних изменили своё отношение и поняли, что приверженцы Фалуньгун не представляют угрозы, поэтому их не нужно арестовывать».

1 мая 2015 года вступили в силу новые правила Верховного народного суда, которые облегчили процедуру подачи судебных исков. Последователи Фалуньгун в Китае и за рубежом воспользовались возможностью, предприняв даже ещё более смелую попытку: начали подавать в Верховный народный суд и Верховную народную прокуратуру уголовные иски касательно жестокого обращения, которому они подверглись, и при этом называть Цзян Цзэминя главным ответственным за эти преступления.

И хотя у жертв пыток есть много причин подавать такие иски, опрошенные последователи Фалуньгун многократно говорили об одной причине: желании рассказать тем, кто занимает высокие посты в судебной системе, о причастности Цзяна в надежде, что они сделают «правильный выбор» и либо «привлекут Цзяна к суду», либо, по крайней мере, не будут сами участвовать в репрессиях.

Последователей Фалуньгун заключают в тюрьмы за то, что они оставляют голосовые сообщения, размещают сообщения в WeChat и QQ или же обходят цензуру Интернет, чтобы зайти на заблокированные вебсайты.

Ключевые методы политического контроля

Начиная с июля 1999 года КПК применила против Фалуньгун полный спектр своих приёмов подавления. В первые дни и месяцы этой кампании методы партии были широко публичными и напоминали «борьбу» времён «Культурной революции»: лавину очерняющей пропаганды в государственных СМИ, публичное сожжение книг, массовое удерживание людей на стадионах, показательные разбирательства по телевидению, избиение протестующих на площади Тяньаньмэнь.

Со временем, особенно когда стало понятно, что подавить Фалуньгун не так легко, и что публичные репрессии вредят международной репутации Китая, тактика стала более острожной. В течение 17 лет проведения этой кампании партия продолжает использовать в отношении Фалуньгун такие методы, как лишение свободы и тюремное заключение, пытки и цензуру. При этом тенденции последних пяти лет свидетельствуют о том, что приоритеты и методы чиновников «эволюционируют».

Электронное наблюдение в дополнение к физической слежке

Граждане Китая, занимающиеся Фалуньгун, долгое время находятся под пристальным наблюдением как сил безопасности, так и членов районных комитетов. Эти чиновники отслеживают их действия и периодически наведываются к ним домой, чтобы выяснить, продолжают ли те заниматься Фалуньгун.

Также с первых дней этого преследования власти прослушивают их телефоны и отслеживают пользование Интернетом, при этом за последние десять лет возможности слежки, используемые китайскими властями, значительно расширились.

Сегодня китайские силы безопасности также просматривают видеокамеры в общественных местах и данные геолокации, чтобы выявить местонахождение последователей Фалуньгун и задержать тех, кто распространяет информацию. Судебные документы и рассказы беженцев, которые занимаются Фалуньгун, содержат многочисленные подробные свидетельства, как именно власти собирают информацию для преследования: от видеокамер в автобусах до историй интернет-просмотров и записей телефонных разговоров.

Часть 5

Полный текст отчёта в pdf

Короткая ссылка на эту страницу: