Битва за дух Китая, ч.6. Разъяснение правды о репрессиях
Митинг европейских последователей Фалуньгун против насильственного извлечения органов. Фото: minghui.org

Битва за дух Китая, ч.6. Разъяснение правды о репрессиях

Часть 5

Бесспорно, с источниками органов для трансплантации в Китае есть большие проблемы. Тщательное расследование этих источников выходит за рамки данного исследования.

В то же время сотрудники Freedom House рассмотрели уже имеющиеся доказательства, собранные другими исследователями (включая телефонные звонки китайским врачам); опросили бывших узников совести, занимающихся Фалуньгун, которые подробно описали, как у них в заключении брали кровь на анализ; пообщались с тайваньским врачом, чей пациент ездил в Китай на пересадку органа; а также встретились с другом сотрудника военного госпиталя, который не понаслышке знал об извлечении органов у заключённого приверженца Фалуньгун в 2011 году.

Всё перечисленное предоставило убедительные свидетельства того, что с начала 2000-х годов заключённых приверженцев Фалуньгун в больших масштабах убивают ради органов. И есть основания полагать, что эти преступления продолжаются. Индустрия трансплантации органов в Китае остаётся обширной и продолжает расти даже при том, что за последние 10 лет смертных казней по приговору стало меньше.

Признав, что извлечение органов у казнённых заключённых – явление ненормальное, китайские власти инициировали создание системы добровольного пожертвования органов, но её влияние остаётся незначительным. Более того, в 2014 году высокий чиновник в сфере здравоохранения заявил, что органы заключённых будут учитывать через ту же базу данных (что и добровольных доноров), при том что в их положении не может идти речи о добровольном согласии на жертвование органа.

Подробное исследование общедоступных данных о трансплантациях в медицинских учреждениях Китая, проведённое в июне 2016 года, показало, что таких операций во много раз больше, чем те 10 000, которые часто упоминали официальные лица.

Это означает, что расхождение между количеством органов из известных источников и фактическим числом трансплантаций может быть даже больше, чем предполагалось ранее. Из-за этого приверженцы Фалуньгун, другие узники совести, а также уголовные преступники, находятся в ещё большей опасности.

Реакция и противостояние со стороны общественности

Приверженцы Фалуньгун в Китае ответили на репрессии КПК постоянством, ненасилием и находчивостью. В первые дни и месяцы запрета многие пикетировали правительственные учреждения. Когда стало понятно, что чиновники нижних уровней их не слушают, они начали писать письма вышестоящим властям или отправились с петицией прямиком в Пекин.

Они рассказывали о том, сколько пользы принесла им практика, пытаясь донести до чиновников информацию, что Фалуньгун не представляет для общества никакой угрозы. К 2000 году последователи, которые разворачивали плакаты и выполняли упражнения, стали ежедневным явлением на площади Тяньаньмэнь, при том что большинство из них немедленно арестовывали.

В 2001 году стало понятно, что власти вряд ли снимут запрет, и последователи Фалуньгун переключили внимание на китайскую общественность и местную полицию, активно рассказывая о Фалуньгун и призывая не участвовать в репрессиях. Они печатали листовки и записывали видеодиски для массового распространения.

Один учёный сравнил такой вид активисткой деятельности с «китайским самиздатом». Приверженцы Фалуньгун из китайской диаспоры за рубежом разработали программное обеспечение для обхода цензуры, подготовили видео для распространения внутри Китая, а также создали газету, радио и спутниковый телеканал, чтобы сообщать новости о Фалуньгун и других проблемах прав человека зрителям внутри и вне Китая.

Важную роль сыграл вебсайт Minghui. Он служит каналом связи между китайскими и заграничными последователями Фалуньгун, информационно-координационным центром сообщений о преследовании, а также активистским ресурсом.

Один из разделов вебсайта – это что-то вроде инструментария со свежими методиками обхода цензуры, видео для скачивания, инструкциями по размещению плакатов и автоматизации телефонных звонков.

Эти каналы распространения и контент развивались по мере того, как последователи Фалуньгун анализировали: что же может найти отклик в китайском обществе на фоне того, что всё меньше верилось в желание или даже способность КПК свернуть кампанию репрессий.

Некоторые типы контента последовательны: личный опыт о пользе практики, примеры нарушений прав человека на местном и национальном уровне, свидетельства распространения Фалуньгун по всему миру, специальный контент для разоблачения конкретной партийной пропаганды.

За последние десять лет, помимо этой, в Китае начали распространять и другую информацию, включая DVD с представлениями классического китайского танца и «Девять комментариев о коммунистической партии» (Jiuping Gongchandang). Это серия статей в виде книги, которую впервые опубликовали в 2004 году. Она представляет собой подробный критический разбор истории КПК и моральное видение того, как стране восстановиться после десятков лет насильственных политический кампаний, включая преследование Фалуньгун.

Таким образом, активисты Фалуньгун теперь сосредоточились не только на том, чтобы восстановить репутацию практики и положить конец репрессиям, но также на попытках помочь возродить традиционную культуру и подготовить население Китая к будущему без КПК.

Начиная с 2012 года, деятельность последователей Фалуньгун в сфере противостояния репрессиям и защиты прав человека можно разделить на пять главных направлений.

Кампании по освобождению задержанных

На случай, если последователя Фалуньгун лишают свободы, особенно если он хорошо известен в местном сообществе, как в Китае, так и за рубежом, разработаны различные способы давления на местных чиновников с целью добиться его освобождения. Например, несколько команд добровольцев звонят в местную полицию, агентам «Комитета 610», прокурорам и судьям по номерам, которые получают из Китая (порой, от лояльных к Фалуньгун сотрудников полиции).

По словам координатора одной из таких команд, за неделю она может сделать более 3000 звонков в защиту 350 задержанных. Внутри Китая последователи Фалуньгун пишут письма местным властям, нанимают адвокатов для защиты задержанных и всё чаще собирают подписи среди местного населения под петициями, призывающими освободить человека.

И хотя отследить влияние этих стараний сложно, были случаи, когда задержанных освобождали, например, в случае с Пан Ю в провинции Шэнси, о котором упоминалось ранее. Как сообщил адвокат Пана, когда он встретился с офицером полиции, чтобы получить разрешение на свидание с подзащитным, то передал офицеру стопку писем, а также полицейскому постоянно звонили. Как сказал офицер, звонки поступали от друзей задержанного. Не менее 1000 жителей города, где живёт Пан, подписали петицию с призывом его освободить.

Просвещение общественности в вопросах новых технологий и цензуры

Всё более тщательное отслеживание мобильной и интернет-активности в Китае создало для последователей Фалуньгун как трудности, так и новые возможности в сфере информирования общественности. Такая форма, как видеодиски, устаревает и, следовательно, менее эффективна. Некоторые активисты переключились на приложения социальных сетей, таких как QQ или WeChat, где можно делиться ссылками на видео или другой контент так, чтобы не затрагивать автоматическую систему отслеживания по ключевым словам.

В то же время усиливающая государственная цензура, более строгий надзор и то, что всё чаще требуется регистрация настоящего имени, создают новые препятствия, требуя постоянных инноваций. Например, вместо индивидуальных звонков теперь безопаснее и эффективнее приобретать много зарегистрированных сим-карт, телефонов и использовать их для одновременных звонков с автоматизированными записями.

После того как власти выследили одного пекинского последователя Фалуньгун через геолокацию, активисты в этом городе начали предупреждать других, чтобы те, когда звонят, перемещались с места на место.

Часть 7

Полный текст отчёта в pdf

Короткая ссылка на эту страницу: