Девять лет заключения и жестоких пыток | Фалуньгун, Фалунь Дафа - Информационный центр
Чжан Чжицинь (слева), пытка связыванием (справа), которую перенесла Чжан в китайской тюрьме

Девять лет заключения и жестоких пыток

Жительница города Фушунь провинции Ляонин в течение девяти лет находилась в заключении и подвергалась пыткам за отказ отречься от практики по системе совершенствования Фалуньгун. Это духовная практика, которая с 1999 года незаконно преследуется в Китае компартией.

Преследование осуществляется по внутренним партийным циркулярам, а инициатором его является Цзян Цзэминь, бывший в то время генсекретарём ЦК КПК. Личная зависть к популярности практики и неприемлемость противоположной идеологии, основанной на принципах Истины, Доброты, Терпения, побудили лидера коммунистов организовать репрессии своих мирных граждан.

Жертву этого преследования Чжан Чжицинь, которая не нарушила никаких китайских законов, в первый раз заключили в исправительно-трудовой лагерь в 2001 году. Её арестовали за распространение листовок Фалуньгун. Проведя в лагере два года, она едва не погибла в результате жестокого избиения пьяным охранником, который нанёс ей тяжёлые травмы, включая перелом черепа и ушиб почек.

В 2009 году её снова арестовали и приговорили к семи годам тюремного заключения. По возвращении домой она узнала, что мать умерла за полгода до её освобождения. Муж развёлся с ней, не выдержав давления властей, а отец Чжан умер вскоре после её возвращения домой.

Ниже приведён рассказ Чжан о том, каким пыткам она подвергалась за девять лет заключения.

Едва избежала смерти в исправительно-трудовом лагере Уцзябао

Я была арестована 30 октября 2001 года за распространение информационных материалов Фалуньгун. Власти на два года отправили меня в трудовой лагерь Уцзябао.

Жестокое избиение

В начале 2002 года после двухнедельной голодовки я сильно потеряла в весе. У Вэй, начальник отряда, вошёл в мою камеру пьяным. Схватив меня за волосы, он несколько раз ударил меня по лицу, и пнул ногой. Когда я упала, он продолжал наступать мне на голову, а затем разбил об меня деревянный стул.

Два охранника буквально выволокли меня в другое помещение, где находился У Вэй. Он начал избивать меня деревянными палками, обещая убить, если я не откажусь от Фалуньгун. Я потеряла сознание и очнулась только в больнице. Врач был уверен в моей скорой смерти, так моё тело настолько отекло от побоев, что мне внутривенно не могли ввести лекарство.

Всё моё тело было покрыто синяками, и мне было больно дышать. Я нуждалась в посторонней помощи, чтобы справлять естественные нужды. У меня выпали волосы, череп был повреждён, и я потеряла слух. Лицо было изуродовано, а промежность настолько распухла, что я не могла мочиться. Медсестра сообщила мне, что у меня повреждены внутренние органы, и отказала одна из почек.

Мне было так больно, что я попыталась покончить с жизнью, отключив капельницу. Охранник, увидевший это, начал бить меня ногами по лицу, пока оно не покрылось кровью. В течение шести месяцев я была прикована к постели. После этого мне требовалась помощь, чтобы подняться с постели и сходить в туалет. Я не могла выпрямить спину и ногу, поскольку сухожилие под правым коленом было разорвано.

Стоять неподвижно в течение девяти дней

В изоляторе я должна была стоять у стены с разведёнными в сторону руками. За мной постоянно следили двое мужчин-охранников. Стоило мне пошевелиться или задремать на минуту, они прибегали к физическому насилию. Если я, засыпая, падала на пол, они пинали меня, пока я не поднималась на ноги.

Когда я ругала заключённых мужчин, которые подвергали меня сексуальному насилию, они затыкали мне рот, и, схватив за волосы, били по лицу. Я стояла в одном положении в течение девяти дней, за это время мне позволяли сидеть на корточках по нескольку минут в день во время приёма пищи, туалетом можно было пользоваться два раза в день. В качестве еды мне давали всегда маленькую булочку и овощной бульон.

Пытка током электрических дубинок и избиение резиновой битой

Однажды трое охранников отвели меня и шесть других практикующих в отдельную комнату, где начали пытать нас током электрических дубинок. Мне казалось, словно острые иглы впивались в моё лицо, когда охранники прикладывали к нему дубинку и пускали разряд. Лица других практикующих покрылись волдырями и были обезображены до неузнаваемости.

Позже другой охранник принёс резиновую биту с длинными шипами и в течение нескольких часов избивал нас ею.

Избиение метлой

Однажды охранник решил забрать мои наручные часы и избил меня, когда я отказалась их отдать. За волосы он стащил меня с верхнего яруса двухъярусной кровати и начал избивать метлой, пока не устал. Моё тело покрылось ранами, а шея оказалась повреждённой.

Одиночное заключение и воздействие жарой

В знак протеста я объявила голодовку и была помещена в одиночную камеру площадью два с половиной квадратных метра, в которой ничего не было. Зимой там было очень холодно, а летом очень жарко. Я ела и отдыхала в одном месте, у меня не было возможности сменить одежду или помыться. У меня появилась чесотка. Администрация лагеря заставила меня раздеться и стоять под палящим солнцем в течение нескольких часов. Практикующая, которую подвергли такой же пытке, получила тепловой удар.

Перевод в исправительно-трудовой лагерь Масаньцзя

После того как лагерь Уцзябао закрыли, меня перевели в исправительно-трудовой лагерь Масаньцзя в городе Шеньян, где также подвергали пыткам.

Подвешивание за наручники

За отказ отречься от Фалуньгун меня избили и подвесили за наручники к трубе в туалете. Заключённые спускали меня ненадолго только во время приёма пищи. Пытка продолжалась две недели, и на моих запястьях образовались глубокие раны.

Демонстрация пытки «подвешивание за наручники»
Демонстрация пытки «подвешивание за наручники»

В другой раз заключённые заставили меня сесть в позу лотоса и, наклонив мою голову к ногам и заведя руки за спину, связали мои ноги и плечи вместе. Они посадили меня на сырой пол в туалете. Я покрылась потом от мучительной боли в спине, которая не позволяла мне выпрямиться. Через три дня заключённые подумали, что я умираю, и отправили меня в медсанчасть лагеря. Я отказалась принимать лекарство, которое мне назначили, чем разозлила служащих. Они избили меня, применяя электрические дубинки.

Пытка электрическим током

Пятеро охранников отвели меня в комнату, где находились различные орудия пыток и заставили встать на устройство, напоминающее электронные весы. Острая боль прошла сквозь моё тело! Потом они посадили меня на металлический стул и связали руки и ноги. Когда пустили ток, боль пронзила всё тело, его охватили судороги. Едва они ослабили ремни, я без сил упала на пол.

Когда меня освободили после двух лет пыток, дочь узнала меня с трудом. У меня были проблемы со зрением и речью. Я плохо слышала и была очень худой. Дочь не могла остановить слёз, глядя на меня. Муж, увидев меня, тоже расплакался.

Жестокость полицейских во время второго ареста

Вечером 31 марта 2009 года меня снова арестовали за распространение листовок Фалуньгун. Полицейский придавил меня к земле и, с силой ударив по моей голове своим мобильным телефоном, закричал: «Пусть твоя семья принесёт мне 50 тысяч юаней, тогда я отпущу тебя!»

Как только меня доставили в полицейский участок Сяодуньмэнь, полицейские начали допрос. Они подбросили мне всю имеющуюся у них литературу Фалуньгун (тысячи экземпляров), чтобы доказать, что я практикую Фалунь Дафа. Меня избивали и пытали током электрических дубинок. После этого на меня надели наручники и подвесили за них в металлической клетке, оставив в таком положении на три дня.

2 апреля 2009 года меня доставили в городской центр заключения Шэньян. 26 июня 2009 года в окружном суде Дадун меня приговорил к семи годам тюрьмы.

Пытки во время одиночного заключения в женской тюрьме Ляонин

Как только меня привезли в женскую тюрьму Ляонин, мне приказали написать заявление об отказе от Фалуньгун, но я отказалась. Тогда меня посадили в одиночную камеру, где заставляли часами стоять, сидеть на корточках или сидеть на крошечном стульчике. Мои ягодицы покрылись пузырями, нарывами и язвами.

Орудие пыток: «маленький стул»
Орудие пыток: «маленький стул»

В одиночной камере мне запрещали спать, для чего за мной было установлено круглосуточное наблюдение. Если я засыпала, приставленный ко мне человек начинал меня бить, пока я не просыпалась. Поскольку я продолжала твёрдо придерживаться своих убеждений, три месяца спустя охранники в конце концов оставили меня в покое.

С твёрдой верой в Фалуньгун я пережила в заключении годы ада. После того, как меня освободили в 2016 году, мой муж развёлся со мной, устав жить в постоянном страхе.

Мама умерла за шесть месяцев до моего освобождения. По словам отца, она ждала меня каждый день, сидя на утёсе, и даже в момент смерти не закрыла глаз. Через год умер отец.

Источник

Короткая ссылка на эту страницу: