Иск к Цзян Цзэминю подал китайский полковник

Полковник военного округа Наньцзин Ян Синфу, обвиняет бывшего лидера Китая Цзян Цзэминя в незаконном преследовании за совершенствование по системе Фалуньгун. Офицер троекратно был подвергнут аресту и заключению за свои убеждения.

Его жена Чэнь Чуньмэй также за то, что занимается Фалуньгун, была трижды арестована и провела год в исправительно-трудовом лагере. Обоих несколько раз помещали в центры «промывания мозгов», а в их доме десять раз проводили обыск. 24 июня 2015 года Ян и его жена подали в Верховную народную прокуратуру иск к Цзян Цзэминю.
 

Приводим выдержку искового заявления Яна Синфу:

Я начал заниматься Фалуньгун в июле 1996 года. В то время я служил в политическом отделе военного округа Наньцзин в должности главного редактора новостей. Я был в звании старшего полковника.

До того как я начал заниматься Фалуньгун, я страдал от нескольких болезней. У меня была грыжа поясничного диска, ревматоидный артрит, синусит, рак мочевого пузыря и другие недуги. Я часто чувствовал головокружение и слабость, и едва мог контролировать свой мочевой пузырь. Друг порекомендовал мне заняться Фалуньгун.

Не прошло и трёх месяцев, как симптомы моих заболеваний исчезли, и я почувствовал легкость во всём теле. Я был полон энергии. С тех пор я ни разу не ходил ни в больницу, ни в поликлинику, за исключением тех случаев, когда был заключён в исправительно-трудовые лагеря. Мне не нужно было принимать никаких лекарств, и в моей военной медицинской карточке нет никаких медицинских записей.

Я совершенствуюсь, основываясь на принципе «Истина-Доброта-Терпение». До начала преследования на работе мне было выдано множество премий и наград. Я понял, что улучшение моего физического и психологического здоровья стало результатом моего совершенствования.

К сожалению, с тех пор как 20 июля 1999 года бывший китайский лидер Цзян Цзэминь начал преследование Фалуньгун, «Комитет 610» и его агенты незаконно преследуют меня.
 

Заключение в исправительно-трудовой лагерь в 2000 году

9 июля 2000 года я был задержан сотрудниками отдела внутренней безопасности Наньцзина, когда передавал информационные материалы Фалуньгун. Около десяти офицеров во главе с Ли Яоцзюнем, угрожая и оскорбляя, допрашивали меня более восьми часов. В помещении стоял сильный холод, так как кондиционер был включен на максимальную мощность. Затем они передали меня в мою воинскую часть.

Работники «Комитета 610» военного округа сразу же поместили меня в камеру, которая охранялась вооруженными солдатами. Несколько военных чиновников оказывали на меня давление, чтобы я отказался от Фалуньгун и раскрыл источник информационных материалов.

Через три дня, 12 июля 2000 года, Сун Хонси с несколькими солдатами из отдела безопасности ворвался в мой дом с обыском. Они обыскали рабочий кабинет и взяли всё, что могли. Ночью мне предъявили ордер на арест. Пан Бин, начальник военной тюрьмы округа, надел на меня наручники, и меня отвезли в тюрьму.

Вход в тюрьму провинции Цзилинь
Вход в тюрьму провинции Цзилинь

Несколько офицеров из политотдела, офицеры из моей воинской части, а также заместитель начальника Управления обороны Цао Бору объявили, что я приговорён с 12 августа 2000 года к трёхгодичному сроку в исправительно-трудовом лагере. Я был уволен с работы, и моё звание было понижено до полковника. Моя семья была переселена в меньшую квартиру, а все льготы и пособия были приостановлены.

В этом исправительно-трудовом лагере я был единственным, кто занимается Фалуньгун.

Остальные задержанные были в основном молодыми солдатами или офицерами низкого ранга, заключенными в тюрьму за такие преступления, как изнасилование, коррупция, грабеж или мошенничество.

За отказ оставить занятия Фалуньгун я был помещен на восемь месяцев в камеру со строгим контролем.Все остальные задержанные в камере следили за мной. У меня было гораздо больше ограничений, чем у кого-либо другого.

Главе бригады заключенных разрешили наказывать меня по его собственному желанию. Я был вынужден сидеть на маленьком стуле, и мне было запрещено говорить, стоять, пользоваться туалетом. Было невозможно следовать всем правилам, которые они придумывали, и меня часто наказывали, например, заставляли много раз выполнять нелепые упражнения.

Такой была моя жизнь в трудовом лагере. Кроме того, агенты из «Комитета 610» угрожали мне и оскорбляли. Когда я наконец-то вышел из этой камеры, они угрожали полностью лишить меня всех моих государственных пособий. Мой срок был сокращён до года, и 12 июля 2002 года меня освободили.

В начале сентября 2002 года меня вынудили уйти в отставку.
 

Второе заключение в исправительно-трудовой лагерь в 2005 году

4 января 2005 года Цзун Гуйминь, руководитель Управления по делам культуры, и Цуй Жунхуэй, глава партийного комитета, ворвались в мой дом с командой солдат. Они отвезли меня в центр «промывания мозгов» Чжэньцзян. Ван Вэйцзун из местного отделения «Комитета 610», представитель прокуратуры военного округа, а также заместитель начальника военного областного суда пришли в центр «промывания мозгов», чтобы допросить меня и заставить отказаться от Фалуньгун.

Несмотря на их угрозы и насмешки во время допроса, я молчал. Наконец Цуй начал угрожать моему зятю, который работает военным врачом. Цуй сказал, что он заставит его развестись с моей дочерью. Он приказал чиновнику ограничить свободу передвижения моего зятя, но я не произнёс ни слова.

Он продолжал свои угрозы и сказал, что может приговорить меня к долгому сроку заключения. Я всё равно молчал. Увидев, что меня невозможно запугать, они наконец ушли.

28 января 2005 года меня отправили в исправительно-трудовой лагерь военного округа сроком на три года. Я начал голодовку, которая продолжалась до 13 марта 2005 г. Сейчас больно вспоминать все запугивания и унижения, через которые я прошёл.
 

Третье заключение в исправительно-трудовой лагерь в 2012 году

20 апреля 2012 года меня привезли в Управление по делам культуры, где я прежде работал. Там меня ожидал Ван Вэйцзун. Он сказал, что может отправить меня в исправительно-трудовой лагерь ещё на три года. Я отказался с ним говорить.

Позже, 28 апреля 2012 года, меня доставили в гостевой дом военной тюрьмы округа, где я находился под наблюдением шести вооруженных охранников. «Комитет 610» разработал для меня детальный план «промывания мозгов». Охранники составляли ежедневные отчеты о ходе работы со мной. Чжан Чжиян и Ли Шицзе из «Комитета 610» сообщили, что я был приговорён к трём годам принудительного труда, и приговор вступит в силу 17 мая 2012 года.

Так как я не отказался от Фалуньгун, то снова был помещен в камеру строгого надзора. Мне не разрешали пользоваться телефоном, писать письма, читать газеты и смотреть телевизор. Над моей кроватью была установлена камера наблюдения. Солдат и один из заключенных всё время следили за мной в течение дня. Я находился под круглосуточным наблюдением, и обо всём, что я делал и что говорил, докладывалось начальству.

Меня заставили работать при 40-градусной жаре, и я почти потерял сознание. Так как я не мог выполнять упражнений Фалуньгун, то был в очень плохом состоянии. Во время новогоднего праздника 2013 года я потребовал, чтобы меня осмотрел врач.

Мне разрешили посетить врача только через месяц в общей больнице военного округа. Врач сказал, что у меня была серьёзная грыжа поясничных дисков и закупорка кровеносных сосудов в позвоночнике. Он предложил госпитализацию, но власти отказались.

После того, как 5 марта 2013 года на сайте «Минхуэй» была опубликована статья о моём преследовании, была создана специальная рабочая группа. В неё входили три члена: Ван Вэйцзун и Ян Ляньбо из «Комитета 610» и Чжан Бинцай из Управления по делам культуры, которые в течение трех дней подряд по очереди пытались сломить меня. Они совершенно замучились, стараясь выполнить свой план.

На четвертый день они пригрозили создать проблемы моей дочери: если я не откажусь от Фалуньгун, то она потеряет работу, и муж будет вынужден с ней развестись. Моя дочь имела хорошую характеристику на работе, и в течение восьми лет подряд её награждали званием «Лучший правительственный служащий», поэтому их попытки не увенчались успехом.

Ван Вэйцзун сообщил, что мой срок закончится 20 января 2014 года, но если я не откажусь от Фалуньгун, то лишусь всех военных льгот. Он неоднократно пытался заставить меня уступить. Я просто молчал и ничего не говорил.

24 января 2014 года я был освобождён.

Короткая ссылка на эту страницу: