Пропаганда внутри Китая

Новостное агентство «Синьхуа» – официальный рупор правительства КПК – опубликовало редкий, если не пугающий по своей прямоте материал в июле 1999 г., за четыре дня до начала репрессий Фалуньгун (Фалунь Дафа).

«В действительности, так называемый принцип «Истина-Доброта-Терпения», который проповедует Ли Хунчжи (основатель Фалуньгун), – гордо заявило «Синьхуа», – не имеет ничего общего с социалистической этикой и культурным прогрессом, который мы стремимся достичь. Особенно это касается «Истины».

Как и в любом геноциде 20-го века центральное место в преследовании Фалуньгун заняла разжигающая ненависть пропаганда в огромных количествах. «Пекин усилил кампанию до крайней степени, пичкая граждан пропагандой в старом коммунистическом стиле», – писалось в Wall Street Journal (Ян Джонсон «Новое место битвы в войне Китая против Фалунь Дафа: начальные школы», 13 февраля 2001 г.).
 

Министерства пропаганды

Этот процесс, который в различных измененных формах продолжается почти десять лет, начался 22 июля 1999 г. – в день, когда Фалуньгун был запрещен в Китае. Под руководством министерства с соответствующим названием – Министерства пропаганды – государственное телевидение немедленно начало марафон по дискриминации, транслируя 24 часа в сутки так называемое разоблачение медитативной практики.

Чтобы не отставать, радиостанции наводнили эфир официальной риторикой правительства, осуждающей группу. Государственные газеты клеймили Фалуньгун с нескрываемой бравадой. Лидером среди них стала газета КПК «Жэньминь жибао», которая за месяц опубликовала 347 «статей», атакующих группу.

Со временем КПК расширила масштабы и аудиторию своей пропаганды, устанавливая рекламные щиты, издавая комиксы, печатая плакаты и продюссируя фильмы, сериалы и даже пьесы.

Клив Энсли, известный адвокат, который практиковал и обучался в Китае в течение 14 лет, находился там в это время. Он описал нападки СМИ «как наиболее крайнюю, необоснованную кампанию по разжиганию ненависти, свидетелем которой ему приходилось становиться».

Общей чертой этой пропаганды является ее саркастическая направленность, питающая недоверие, дискриминацию и разжигающая ненависть, создавая среду, в которой может быть оправдано немыслимое насилие.
 

Тактика запугивания

Путем комбинации очернения, явного введения в заблуждение и тактики запугивания, партия своей риторикой стремится представить людей, которые занимаются Фалуньгун, бесчеловечными. Наиболее часто упоминаемый ярлык в отношении практикующих Фалуньгун: «члены злого культа».

Например, 2 июля 2002 г. «Синьхуа» опубликовала статью под названием «16 нищих отравлены: подозревается последователь Фалуньгун». При этом в более детальном репортаже местной газеты в Чжецзяне, где произошел инцидент, вообще не упоминался Фалуньгун, и было сказано, что дело еще не раскрыто. Тем не менее, версия «Синьхуа» циркулировала в газетах по всему Китаю и даже промелькнула в заграничных СМИ.

Фалуньгун был обвинен во всех проблемах Китая – от бедности до «суеверий». Ряд государственных публикаций апеллировали к национализму, пытаясь (хоть и неумело) связать Фалуньгун с «иностранными антикитайскими силами».

Фалуньгун был обвинен во всех проблемах Китая – от бедности до «суеверий».

Пропагандистская кампания представляет собой приложение к насилию, описанному на этом сайте. «Чистое насилие не работает. Одно лишь обязательное «обучение» также не работает», – объяснил Washington Post один эксперт по КПК. «И ни один из этих факторов не сработает, если бы пропаганда не начала изменять общественное мнение. Вам необходимы все три составляющие» (англ.).
 

Подстрекательство к геноциду

В 2003 г. Фердинанд Нахимана и Насса Нгезе были осуждены и приговорены к пожизненному заключению за разжигание ненависти, которое способствовало геноциду в Руанде в 1994 г. «Без огнестрельного оружия или мачете вы стали причиной смерти тысяч невинных граждан», – заявил судья. На китайские СМИ и чиновников из отделов пропаганды за рубежом уже были поданы иски за подстрекательство к геноциду.

Кампания по пропаганде не ограничилась государственными СМИ КНР, но и распространилась за границу до такой степени, что не только китайцы начали повторять партийные ярлыки в отношении Фалуньгун, не имея понятия об их источнике. Пропаганда КПК также просочилась в репортажи западных СМИ и некоторых ученых, даже не будучи поставленной под вопрос.

Наиболее яркий пример пропаганды, которая породила массу ненависти к Фалуньгун в Китае и скептицизма за рубежом – так называемое «самосожжение». И это, несмотря на то, что данный инцидент был разоблачен, наиболее вероятно являясь продуктом фабрикации КПК.

Более того, главные источники этой пропаганды в Китае и за рубежом – новостное агентство «Синьхуа» и Центральное телевидение Китая (CCTV) в настоящее время стали более влиятельны, чем прежде, благодаря контрактам медиа-гигантов с самопровозглашенными рупорами партии.

Короткая ссылка на эту страницу: