Исследование по книге “Чжуань Фалунь” Д. И. Раскина. Копия документа для чтения

г. Санкт-Петербург 6 мая 2009 г.

ИССЛЕДОВАНИЕ 1. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

По запросу директора НП «ЦДФС «Фалунь Дафа» И.А. Ошировой от 19 марта 2009 г. №2

мною, доктором исторических наук (специализация история России) начальником Отдела научных публикаций Российского государственного исторического архива, профессором Санкт-Петербургского государственного университета (стаж работы по специальности 38 лет) Давидом Иосифовичем Раскиным

проведено исследование книги Ли Хунчжи «Чжуань Фалунь» (М.: ИД «Камерон», 2006).

Перед исследователем поставлены вопросы в следующей формулировке:

1. Призывает (обосновывает или оправдывает) ли книга «Чжуань Фалунь» к:

– насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению
целостности Российской Федерации;

– публичному оправданию терроризма и иной террористической деятельности;

– возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенному с насилием либо угрозой его применения;

– пропаганде и публичному демонстрированию нацистской атрибутики или
символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой
или символикой до степени смешения?

2. Призывает ли учение, изложенное в книге «Чжуань Фалунь» к:

– повышению нравственного и духовного уровня человека;

– добросовестному исполнению своих трудовых и гражданских обязанностей, в т.ч. к воспитанию детей, заботе о своих родных и близких;

– отказу от вредных привычек, пристрастий человека, в т.ч. курения, употребления алкогольных напитков;

– культивированию в человеке правдивости, доброго и терпеливого отношения к людям?

2. ОПИСАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Исследование удостоверяет, что книга Ли Хунчжи «Чжуань Фалунь: Русский перевод» издана типографским способом в твердом переплете и содержит все необходимые выходные данные: место издания (Москва), издательство (ИД «Камерон»), год издания (2006), копирайт (Ли Хунчжи, группа переводчиков, Чжуань Фалунь, ИД «Камерон»), 18ВЫ (5-9594-0028-6), индекс ББК (86.39. Л 55) и тираж (5000 экз.). Книга снабжена цветным портретом автора и цветным изображением «Фалунь» (обе иллюстрации на отдельных вклейках перед титульным листом.

3. МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Исследователь руководствуется методическими указаниями НИИ Генеральной прокуратуры РФ, изложенными в книге Ратинова А.Р., Кроз М.В., Ратиновой Н.А. «Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика». Научный редактор – доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР Ратинов А.Р. М.: Юрлитинформ, 2005, а также сходной с вышеупомянутыми указаниями методикой, обоснованной и изложенной в брошюре Винникова А.Я. Гиренко Н.М., Коршуновой О.Н., Серовой Е.Б., Узуновой В.Г. «Социогуманитарная экспертиза преступлений на почве ненависти». СПб.: «Норма», 2005.

Методология исследования соответствует принципам построения, формам и способам научного познания. Для ответа на поставленные следствием вопросы исследователь привлекает знания из области социальных и гуманитарных наук.

Научное исследование строится на анализе текста. По научному определению, текст – это сообщение. Целью и конечным результатом написания текста автором и целью и конечным результатом процесса чтения текста читателем является объяснение и понимание. Понимание текста означает не просто получение и присвоение неизвестных ранее знаний через информирование о событиях и явлениях. Понимание текста порождает психо-эмоциональные оценочные реакции сопереживания и соучастия, установление взаимопонимания между автором и читателем. Для анализа всего комплекса условий и методов взаимодействия автора и получателя сообщения исследователем используются текстологические методы анализа.

Текстология изучает текстовые сообщения в целях (а) критической проверки текстов; (б) исторически осмысленного и критического прочтения текстов на основе изучения источников (рукописей, печатных изданий, исторических свидетельств); (в) выявления генеалогии текстов; (г) интерпретации переработок (редакций и вариантов); (д) определения искажений. Анализ любого сообщения предполагает рассмотрение процесса информационной коммуникации между тем, Кто сообщает? Что именно сообщает? С какой целью сообщает? Кому сообщает?

Ответы на вопросы:

«Кто сообщает?» – это анализ авторства и характеристики автора сообщения.

«Кому сообщает?» – анализ того, на какую аудиторию (читателей, слушателей, зрителей) рассчитана передача сообщения.

«Что именно сообщает автор?» — это передача знаний, эмоционально-оценочных суждений (установок), поведенческих алгоритмов.

«С какой целью сообщает?» — с целью информирования (о чем-либо), сопереживания (по какому-то поводу), побуждения к действию (в ответ на сообщение).

Основания анализа содержания информации:

1) Конкретизация по тексту.

Указывается на контекст употребления Указываются конкретные (1) этнические группы, (2) расовые группы, (3) религиозные группы (4) социальные группы и отдельные лица как представители групп, упоминающиеся в материалах дела.

Контекст (от лат.сошехгиз – соединение, связь) – относительно законченный отрывок письменной или устной речи (текста), в пределах которого наиболее точно выявляется значение – содержание выражения (знака, слова) того языка, на котором дано изложение.

2) Анализ конкретных словесных средств передачи информации.

2-А. Анализируются конкретные словесные средства, которые использованы в материалах дела, на предмет выражения (а) унизительных, оскорбительных характеристик, (б) отрицательных эмоциональных оценок, (в) негативных установок в отношении конкретной (1) этнической группы, (2) расовой группы, (3) религиозной (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

2-Б. Анализируются конкретные словесные средства, которые использованы в материалах дела, на предмет выражения (а) превосходных в каких-либо значениях характеристик, (б) положительных эмоциональных оценок и (в) позитивных установок в отношении конкретной (1) этнической группы, (2) расовой группы, (3) религиозной (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

3) Анализ конкретных изобразительных средств передачи информации.

3-А. Анализируются конкретные изобразительные средства (рисунки, карикатуры, фотографии, фотомонтажи, коллажи, эмблемы, символические изображения и др.), которые использованы в материалах дела, на предмет выражения (а) унизительных, оскорбительных характеристик, (б) отрицательных эмоциональных оценок и (в) негативных установок в отношении конкретной (1) этнической группы, (2) расовой группы, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

3-Б. Анализируются конкретные изобразительные средства, (рисунки, карикатуры, фотографии, фотомонтажи, коллажи, эмблемы, символические изображения и др.), которые использованы в материалах дела, на предмет выражения (а) превосходных в каких-либо значениях характеристик, (б) положительных эмоциональных оценок и (в) позитивных установок в отношении конкретной (1) этнической группы, (2) расовой группы, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

4) Анализ содержания информации на предмет побуждения к действиям.

4-А. Анализируется содержание информации в материалах дела на предмет отсутствия побуждения к действиям, либо наличия побуждения к действиям против конкретной (1) этнической, (2) расовой, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

4-Б. Анализируется содержание информации в материалах дела на предмет отсутствия побуждения к действиям, либо наличия побуждения к действиям за отстаивание интересов (защиту потребностей, интересов, прав и др.) конкретной (1) этнической, (2) расовой, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

5) Анализ целенаправленности передачи информации. Суммирование выводов
по всем позициям анализа.

5-А. Анализируются целенаправленность передачи информации (а) унизительных, оскорбительных характеристик, (б) отрицательных эмоциональных оценок, (в) негативных установок и (г) побуждений к действиям против какой-либо (1) этнической, (2) расовой, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

5-Б. Анализируется целенаправленность передачи информации (а) превосходных в каких-либо значениях характеристик, (б) положительных эмоциональных оценок (в) позитивных установок и (г) побуждений к действиям за отстаивание интересов (защиту потребностей, интересов, прав и др.) конкретной (1) этнической, (2) расовой, (3) религиозной, (4) социальной группы и отдельных лиц как представителей группы.

Критерии научности, обоснованности, объективности анализа

П Критерий научности. Исследуемые тексты анализируется на соответствие или отсутствия соответствия данным современной науки (истории, этнографии, социологии, религиоведения, антропологии, генетики, источниковедения и др.). Делаются экспертные заключения по поводу научной обоснованности (истинности) или антинаучности утверждений и выводов авторов публикаций.

2) Критерий обоснованности. Исследуемые тексты анализируются на логическую последовательность, теоретическую и практическую обоснованность (или отсутствие оных) в умозаключениях авторов и выводах, сделанных на их основании. Делаются заключения об обоснованности примененных авторами публикаций методологии и методах доказательств и сделанных на их основе выводов.

3) Критерий объективности. Анализируются итоговые заключения, к которым подводят (стремятся убедить, доказать, принудить, навязать) читателей (слушателей, зрителей) авторы-инициаторы публикаций, на основании той информации, которую они передают. Делаются экспертные заключения о тенденциозности (пристрастности, необъективности) или непредвзятости (беспристрастности, объективности) опубликованных фактов, аргументов, сведений.

4. ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЧАСТЬ. АНАЛИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА. ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ

Исследователем проведено сопоставление, проверка и анализ представленных материалов на предмет наличия или отсутствия фактов, указанных в поставленных перед исследователем в запросе директора НП «ЦДФС «Фалунь Дафа» И.А. Ошировой от 19 марта 2009 г. № 2 вопросах:

1. наличия или отсутствия в представленных на исследование материалах призывов к:

– насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению
целостности Российской Федерации;

– публичному оправданию терроризма и иной террористической деятельности;

– возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенному с насилием либо угрозой его применения;

– пропаганде и публичному демонстрированию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

2. наличия или отсутствия в представленных на исследование материалах призывов к:

– повышению нравственного и духовного уровня человека;

– добросовестному исполнению своих трудовых и гражданских обязанностей, в т.ч. к воспитанию детей, заботе о своих родных и близких;

– отказу от вредных привычек, пристрастии человека, в т.ч. курения, употребления алкогольных напитков;

– культивированию в человеке правдивости, доброго и терпеливого отношения к людям.

Исследование удостоверяет, что в книге «Чжуань Фалунь» излагаются основы духовного учения Фалуньгун (Фалунь Дафа), имеющего десятки миллионов последователей как в Китае, так и за его пределами.

Изложенное в книге «Чжуань Фалунь» учение позиционирует себя как одна из восьмидесяти четырех тысяч школ в системе Будды, как метод совершенствования души и жизни, сочетающий в себе с этой целью как духовные, так и телесные практики («телодвижения для закалки» (с. 38 – 39).

Это учение не отрицает традиционного буддизма и не отождествляет себя полностью с традиционной буддийской или иной религией (с. 81). Изложенное в книге «Чжуань Фалунь» учение не отрицает правомерности существования других религий и учений, но исходит из того, что предлагаемое учение (Фалунь Дафа) предлагает наилучший путь к спасению.

В книге «Чжуань Фалунь» постулируется религиозный плюрализм, предполагающий возможность множественности «истинных религий». В соответствии с этим учением религии ложные («ереси») являются порождением низших ступеней просветления и в силу этого не могут спасти людей (с. 85), но граница между истиной и заблуждением проходит в душе человека, так что, осуждая заблуждения, учение Фалунь Дафа не осуждает их носителей. Принципиальным для учения, изложенного в книге «Чжуань Фалунь», является утверждение, что предлагаемые этим учением духовные (медитативные) и физические практики действенны только тогда, когда им следуют полностью и последовательно, а смешение практик учения Фалунь Дафа с другими, в том числе присущими традиционному (для Китая) буддизму, не может привести к желаемому результату.

При этом главная проблематика имеющихся в книге рассуждений об истинных и ложных учениях касается не традиционных (для Китая, России или Западной Европы) религий, а всевозможных «новых религий» (с. 85), генетически восходящих к буддизму. Христианство, ислам и иудаизм в книге ни разу не упомянуты.

Указания на «истинные» и «ложные» учения органически присущи всем религиям и духовным учениям, как и указания на преимущества данной религии или учения. Вопрос заключается лишь в том, насколько то или иное учение (конфессия) или школа агрессивно по отношению к последователям иных учений (конефессий) или школ, призывает ли оно к презрению, ненависти и насилию по отношению ко всем представителям иных религий и вероучений, являются ли такие призывы необходимой и органической частью этого учения (конфессии) или школы.

В отношении учения Фалунь Дафа изложение основ последнего, содержащееся в книге «Чжуань Фалунь», не дает оснований для определения этого учения как агрессивного.

Все мировые религии, как известно, в принципе отрицают агрессию по отношению к представителям других конфессий, призывают к миру и добру. Отсутствие этической доминанты не позволило бы тому или иному учению стать массовым, сделаться верой достаточно большого числа людей, в конечном счете, религией. А ограничение применения содержащихся в данному учении моральных норм отдельным племенем, этносом или даже только кругом последователей этого учения не позволило бы ему стать мировым. Агрессивность присуща отдельным сектам, не определяющим суть и характер религии, из которой они выделились.

В этом смысле учение Фалунь Дафа не содержит признаков секты, тем более тоталитарной секты. Оно не является агрессивным по отношению к представителям других вероисповеданий и не отрицает права на существование мировых религий и иных учений.

В соответствии с учением Фалунь Дафа путь к постижению истины и совершенствованию души и жизни в принципе открыт перед всеми, кто поставит это своей целью. А содержащиеся в этом учении моральные требования к его последователям предполагают доброжелательное и справедливое отношение ко всем людям, независимо от их происхождения и убеждений.

Таким образом, изложенное в книге «Чжуань Фалунь» учение не может быть отнесено к разряду агрессивных или тоталитарных. Оно не предполагает разделения людей по религиозному признаку, враждебности к людям, придерживающимся иных религий и не содержит оскорбительных характеристик этих людей, а также утверждений о безусловном превосходстве последователей этого учения над другими людьми.

Содержащиеся в изложенном книге «Чжуань Фалунь» учении утверждения о достоинствах этого учения и о благих результатах следования этому учению не выходят за рамки нормальных и неизбежных для любого вероучения (конфессии) утверждения о преимуществах этого вероучения (конфессии). Они не являются оскорбительными ни для одной традиционной конфессии.

Основная проблематика книги «Чжуань Фалунь» касается духовного самоусовершенствования. Политические и социальные проблемы в ней не затрагиваются.

В частности, в книге нет упоминаний о Российской Федерации, а все упоминания о Китае, Японии, Западной Европе и т.д. находятся в контексте истории религиозных распространения учений и не затрагивают политического, социального и экономического устройства этих стран.

В точном соответствии с основными положениями данного учения в книге «Чжуань Фалунь» отсутствуют какие-либо предписания или рекомендации относительно политической деятельности, отношения к государству, властным полномочиям тех или иных институтов и т.п.

В книге «Чжуань Фалунь» не обнаружено высказываний, которые могут быть истолкованы как призывы к насильственному свержению конституционного строя как в Российской Федерации, так и в Китайской Народной Республике или в иных странах, к насильственным действиям против органов власти и управления или должностных лиц в той или иной стране, а также к насильственному неповиновению законным требованиям властей в том или ином государстве, к массовым беспорядкам или иным проявлениям экстремизма.

Книга «Чжуань Фалунь» ориентирована в основном на китайскую аудиторию. В ней содержатся ссылки на китайские духовные традиции и реалии китайской культуры. В то же время изложенное в этой книге учение не носит ограниченно национального характера.

Учение Фалунь Дафа призывает к совершенствованию «души и жизни» всех людей, независимо от их происхождения. Из контекста книги «Чжуань Фалунь» вытекает отсутствие признания существенными расовых, национальных, языковых и социальных различий между людьми. Тем более, эта книга не содержит утверждений, которые могут быть истолкованы как идеи превосходства отдельных рас, народов, языковых или социальных, а также религиозных общностей. Не содержит эта книга и призывов к враждебным действиям против отдельных людей или групп людей по признаку их расовой, этнической, языковой, социальной или конфессиональной принадлежности, к их дискриминации. В книге «Чжуань Фалунь» отсутствуют высказывания, которые могли бы быть истолкованы как оскорбительные для отдельных лиц или групп людей, выделенных по признаку их расовой, этнической, языковой, социальной или конфессиональной принадлежности.

В соответствии с традициями буддизма и особенностями учения Фалунь Дафа книга «Чжуань Фалунь» содержит многочисленные указания на необходимость духовного самоусовершенствования, предполагающего ненасилие, отказ от вредных привычек, заботу о своем физическом и духовном здоровье, добросовестное исполнение своих семейных и гражданских обязанностей и т.п. Эти указания не противоречат этическим и социальным нормам ни одной из цивилизованных стран и не направлены на отказ от выполнения обязанностей гражданина того или иного государства или на недобросовестное выполнение этих обязанностей.

Помещенное в начале книги изображения снабжено пояснением автора (Ли Хунчжи): «Это изображение Фалунь представляет собой Вселенную в миниатюре. Оно в разных других пространствах также имеет свою форму существования и процесс эволюции, поэтому я считаю его миром».

Помещенный в центре этого изображения знак – древняя свастика (правосторонняя). Этот символ присущ древнекитайской и древнеиндийской культурам. Правосторонняя свастика воспринимается в этом контексте как знак господства духа над материей и управления энергией, что соответствует учению Фалунь Дафа. К нацистской свастике (левосторонней) это знак не имеет прямого отношения, и в контексте книги «Чжуань Фалунь» он не может ассоциироваться с нацистской символикой.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ

1. Призывает (обосновывает или оправдывает) ли книга «Чжуань Фалун» к:

– насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению
целостности Российской Федерации;

– публичному оправданию терроризма и иной террористической деятельности;

– возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

– пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

– нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенному с насилием либо угрозой его применения;

– пропаганде и публичному демонстрированию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения?

— Нет, книга «Чжуань Фалун» не призывает к насильственному изменению основ конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации; публичному оправданию терроризма и иной террористической деятельности; возбуждению социальной, расовой, национальной или религиозной розни; пропаганде исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; нарушению прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; воспрепятствованию законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенному с насилием либо угрозой его применения; пропаганде и публичному демонстрированию нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, а также не обосновывает и не оправдывает указанных действий.

2. Призывает ли учение, изложенное в книге «Чжуань Фалун» к:

– повышению нравственного и духовного уровня человека;

– добросовестному исполнению своих трудовых и гражданских обязанностей, в т.ч. к воспитанию детей, заботе о своих родных и близких;

– отказу от вредных привычек, пристрастий человека, в т.ч. курения, употребления алкогольных напитков;

культивированию в человеке правдивости, доброго и терпеливого отношения к людям?

— Да, учение, изложенное в книге «Чжуань Фалун», призывает своих последователей к повышению нравственного и духовного уровня человека; добросовестному исполнению своих трудовых и гражданских обязанностей, в т.ч. к воспитанию детей, заботе о своих родных и близких; отказу от вредных привычек, пристрастий человека, в т.ч. курения, употребления алкогольных напитков; культивированию в человеке правдивости, доброго и терпеливого отношения к людям.

ДОПОЛНЕНИЕ

В дополнение к исследованию книги Ли Хунчжи «Чжуань Фалунь» (М.: ИД «Камерон», 2006) мною проведено также изучение брошюры: Д. Мэйтас, Д. Килгур. Отчет о проверке утверждений об извлечении органов у последователей Фалуньгун в Китае (обновленная редакция): «Кровавая жатва» (отпечатано в типографии ООО «Типографский комплекс «Девиз», СПб., 2007, тираж 5000 экз.). Этот отчет подготовлен известным канадским юристом и государственным деятелем Дэвидом Килгуром и известным адвокатом, специалистом по вопросам прав человека, официальным представителей Канады в ООН, постоянным членом международного исполнительного комитета при организации «Международная Амнистия» Дэвидом Мэйтасом. Отчет датирован 31 января 2007 г.

Отчет можно найти в Интернете.

В брошюре указаны соответствующие адреса:

Отчет составлен на основании проведенного его авторами расследования, методы которого (в том числе способы доказательства) достаточно подробно изложены в «Отчете». Эти методы соответствуют международной практике такого рода расследований и являются корректными. Приведенные в «Отчете» факты поддаются проверке, а их источники указаны.

Независимо от степени доказанности выводов «Отчета» этот документ является результатом профессионального и объективного исследования, а содержащиеся в нем рекомендации не затрагивают интересов ни Российской Федерации, ни международного сообщества. Рекомендации «Отчета» касаются Канады, КНР, а также государств, являющихся на момент составления отчета участниками Конвенции против пыток.

«Отчет» не содержит призывов к насильственным или противоправным действиям по отношению к Китайской Народной Республике, Российской Федерации, каким-либо- другим государствам или ООН, а также по отношению к каким-либо учреждениям или должностным лицам и официальным представителям какого-либо государства или ООН.

Таким образом, данный документ ним в коей мере не является экстремистским.

6 мая 2009 г.

доктор исторических наук, начальник Отдела научных публикаций

Российского государственного исторического архива,

профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

Собственноручную подпись Д.И. Раскина удостоверяю

подпись      /Л.П. Оськина/
Документ в оригинале (фото)

Короткая ссылка на эту страницу: