Признаем геноцид в Китае в день памяти жертв Холокоста

Ежегодно 27 января Организация Объединенных Наций вспоминает о Холокосте: о массовом убийстве евреев во время Второй мировой войны. В этот день также отмечается день освобождения нацистского концлагеря Аушвиц-Освенцим (Аушвиц-Биркенау) в Польше 27 января 1945 года.

Около шести миллионов евреев были убиты из-за расистской политики нацистов. В 1942 году молодой поляк по имени Ян Карский пытался убедить лидеров союзнический войск в существовании нацистских концлагерей, которые он видел своими глазами. Судья Верховного суда США Феликс Франкфуртер, который и сам был евреем, сказал в ответ: «Я не говорил, что этот молодой человек лжёт. Я сказал, что не могу поверить ему. Есть разница».

Исследователи Дэвид Килгур и Дэвид Мэйтас подсчитали, что с начала преследования Фалуньгун в 1999 году десятки тысяч приверженцев практики погибли в результате незаконного извлечения органов.

Сегодня мы знаем правду, но меньше вспоминаем о, по крайней мере, 38 миллионах китайцев, убитых Мао Цзэдуном. И до недавнего времени международное сообщество едва ли признавало существование систематического преследования Фалуньгун – мирной буддистской духовной практики цигун, которой занимались когда-то 70-100 миллионов человек в Китае, и последователи которой подвергаются геноциду с 1999 года.

Я процитировал судью Франкфуртера в своей статье, которую написал для местной газеты в моём регионе, the Yorkshire Post, после возвращения из поездки в Китай, в ходе которой я собирал факты, в 2006 году. С тех пор я написал много подобных статей.

Как вице-президент Европарламента по вопросам демократии и прав человека, я тайно встречался с бывшими узниками совести, последователями Фалуньгун, в Пекине. Один из них рассказал мне, что его друг исчез из тюремной камеры, и в следующий раз он увидел его тело в тюремной больнице с дырами на месте органов, которые, по-видимому, были удалены для продажи.

Резолюция Европейского парламента от 12 декабря, для которой я выступил соавтором, безоговорочно осудила извлечение органов китайским режимом, особенно у узников совести, последователей Фалуньгун.

На той же неделе профильный комитет Конгресса США параллельно одобрил похожую резолюцию, и 1,5 миллиона подписей под петицией были представлены в Организацию Объединенных Наций.

Эти действия стали дополнением к серии похожих резолюций парламентов и профессиональных ассоциаций, принятых в последнее время.

Эти события не оставляют сомнений в существовании геноцида в отношении заключённых, в особенности последователей Фалуньгун, которых отбирают и убивают в целях получения их органов. Они являются единственными заключёнными в Китае, у которых брали анализы крови и мочи в процессе тщательного отбора, и тысячи были отобраны по сочетаемости тканей, а затем буквально убиты на заказ в одном из 169 центров по трансплантации, расположенных по всему Китаю. Ежегодно проводится около 10 000 операций, и органы, в основном, берутся у заключённых, так как донорство в Китае почти не существует по соображениям, связанным с культурными традициями.

Исследователи Дэвид Килгур и Дэвид Мэйтас подсчитали, что с начала преследования Фалуньгун в 1999 году десятки тысяч приверженцев практики погибли в результате незаконного извлечения органов.

Я выступаю против этого ужасающего преступления против человечности со времени моей поездки в Пекин в 2006 году.

Там я также впервые встретился с Гао Чжишэном, христианином и адвокатом по правам человека. Его отчёт 2005 года о преследовании приверженцев Фалуньгун повлёк за собой закрытие его адвокатской фирмы в Пекине.

После поездки мы с Гао продолжали общаться о реформе в Китае, но 15 августа 2006 года его арестовали, после чего ему было предъявлено обвинение в «подрывной деятельности» и он подвергся серии тюремных заключений, домашних арестов, а затем исчез на долгое время.

На ранних этапах это не остановило его деятельность, он писал и передавал через меня открытые письма в Европейский парламент и в Конгресс США. В конечном итоге, его заставили замолчать, посадив в тюрьму, местонахождение которой нам неизвестно.

По сообщениям СМИ, члены его семьи, в конечном итоге, смогли связаться с ним в январе 2013 года в тюрьме в провинции Синьцзян. К счастью, его жене, с которой я встретился в Вашингтоне в марте 2013 года, сыну и дочери удалось бежать в США.

2 декабря 2012 года я открыл одно из недавних слушаний по правам человека в Европейском парламенте в Брюсселе просьбой об освобождении Гао, подкреплённой видео-свидетельством его дочери Гэгэ.

Одним из так называемых «преступлений» Гао была встреча с бывшим докладчиком ООН по вопросам пыток Манфредом Новаком в начале 2006 года. Манфред Новак был моим предшественником в получении почётной медали Европейского центра межвузовского сотрудничества в области прав человека и демократизации, которую я получил в 2013 году. Он подтвердил, что две трети заключённых, подвергаемых «перевоспитанию» в системе исправительно-трудовых лагерей в Китае, были последователями Фалуньгун.

У меня нет сомнений в истинности этих утверждений после встречи с сотнями бывших узников совести – последователей Фалуньгун, и в том, что тысячи последователей погибли, попав в сеть жестокого бизнеса по трансплантации органов, организованного Народно-освободительной армией.

Эта деятельность противоречит Статье 2 Конвенции о геноциде. Я выступаю за создание международного реестра людей, которых пытают и убивают, чтобы сохранить эти данные для дальнейшей их передачи в Международный уголовный суд. Это будет возможно только тогда, когда Китай освободится.

В отличие от Китая, в Европейском союзе  – демократия. С 22 по 25 мая на территории ЕС будут проходить выборы, в том числе в моём регионе – Йоркшир и Хамбер. Я сменил партию (стал либеральным демократом в 2010 году после того, как консервативная партия стала слишком антиевропейской), но надеюсь, что буду переизбран, чтобы ещё пять лет продолжать из Европейского парламента распространять правду о преследовании и убийствах последователей Фалуньгун.

Эдвард Макмиллан-Скотт, член Европейского парламента (либеральный демократ, Соединенное Королевство), вице-президент Европарламента по вопросам демократии и прав человека, специально для газеты The Epoch Times.

Эдвард Макмиллан-Скотт

Источник

Короткая ссылка на эту страницу: