Роль Цзян Цзэминя в преследовании Фалуньгун. Правовой обзор

Бывший генеральный секретарь Коммунистической партии Китая (КПК) Цзян Цзэминь лично инициировал, разработал и контролировал операцию «уничтожения» («доучжэн»), направленную на подавление Фалуньгун.

Он развязал репрессии приверженцев мирной практики не на основе правовых норм уголовного права или юридических процедур, а как незаконную политическую кампанию, используя в первую очередь кадры и ресурсы Коммунистической партии Китая, а не государственный аппарат.

Во время начала жёсткого преследования Фалуньгун Цзян Цзэминь являлся высшим должностным лицом в Китае. На тот момент Цзян занимал два главных поста: пост генерального секретаря КПК с 1989 по 2002 год и пост Председателя КНР с 1989 по 2003 год. Он также являлся председателем Военного совета ЦК КПК в период между 1989 и 2005 годами, что укрепило его власть в Китае, как чрезвычайно весомой политической фигуры с влиятельными связями, оказывающей неофициальное влияние на своих преемников.

Как генеральный секретарь КПК Цзян занимал ведущую позицию среди семи членов Постоянного комитета Политбюро, который контролирует деятельность Политбюро КПК, Центрального Комитета КПК и каждого из региональных комитетов КПК. В условиях авторитарной однопартийной системы управления в Китае комитеты КПК осуществляют контроль правительственных органов различных уровней, особенно структур безопасности.

Цзян Цзэминь лично контролировал репрессии Фалуньгун
Цзян Цзэминь лично контролировал репрессии Фалуньгун

В июне 1999 года для проведения репрессий Цзян Цзэминь приказал учредить новую незаконную организацию «Руководящую группу по вопросу Фалуньгун», получившую название «Комитет 610», и структуру управления ею. [1] «Комитет 610» стал основной платформой управления репрессиями и инструментом Цзян Цзэминя для личного контроля кампании преследования Фалуньгун. В декабре 2013 года существование «Руководящей группы» и «Комитета 610» было публично подтверждено дисциплинарной комиссией КПК, объявившей об официальном следствии по делу заместителя директора «Руководящей группы» и главы «Комитета 610» Ли Дуншэна. [2]

С июля 1999 года Цзян Цзэминь лично планировал, направлял и контролировал реализацию жестокого преследования Фалуньгун. Его письма и речи, адресованные высшему руководству КПК, стали официальными внутренними документами ЦК КПК – руководящими указаниями для подготовки и проведения преследования. Он выпустил ряд приказов для осуществления репрессий, главным образом направленных на создание «Руководящей группы» и «Комитета 610», как надёжных органов внутри КПК, способных управлять действиями нижестоящих подразделений КПК (и нижестоящих государственных структур) в преступном подавлении последователей Фалуньгун.

Цзян ушёл с поста генерального секретаря КПК и поста Председателя КНР в 2002 году и в 2003 году соответственно. Но он сохранил свои функции председателя Военного совета ЦК КПК и Центрального Военного совета КНР до ноября 2004 года и до марта 2005 года соответственно. Таким образом, он был ещё в состоянии оказывать давление на своего преемника Ху Цзиньтао, настаивая на продолжении преследований. [3]

Даже после своей полной отставки в 2005 году Цзян Цзэминь продолжал контролировать ход репрессий, внеся изменения в состав членов Постоянного комитета КПК.

Цзян изменил правила формирования Постоянного комитета Политбюро путём расширения его состава с 7 до 9 человек, добавив двух членов: Ло Ганя (главу службы безопасности, секретаря Политико-юридической комиссии ЦК КПК) и Ли Чанчуня (ответственного за пропаганду). Цзян Цзэминь продолжал сотрудничать с Ло Ганем, Ли Чанчунем и другими союзниками, такими как Чжоу Юнкан, чтобы управлять преследованием после своего официального выхода на пенсию. [4]
 

1. Приготовления Цзян Цзэминя к преследованию Фалуньгун

25 апреля 1999 года несколько тысяч практикующих Фалуньгун мирно собрались перед зданием офиса обращений граждан в Пекине с просьбой обеспечить их законное право заниматься Фалуньгун (протест был вызван несколькими случаями грубого обращения с последователями Фалуньгун со стороны местных органов безопасности). Чиновники офиса обращений заверили мирно собравшихся последователей Фалуньгун, что они могут спокойно заниматься Фалуньгун. Три месяца спустя, 20 июля 1999 года, КПК начала незаконное преследование Фалуньгун.

За эти три месяца Цзян Цзэминь выпустил ряд приказов в обход действующего законодательства. Он, по меньшей мере, четыре раза выступал с речами и направлял письма, используя своё личное влияние внутри КПК, призывая к насильственному «уничтожению» Фалуньгун. (Примечание: во второй части этой статьи будет рассмотрена история и характер противозаконных, с допущением превышения власти, политических кампаний «уничтожения» в Китае.)

По крайней мере, три из этих внутрипартийных заявлений Цзян Цзэминя стали официальными внутренними документами центрального руководства КПК, предписывающими нижестоящим структурам КПК осуществлять преследования. Далее приведены наиболее широко распространенные распоряжения Цзяна о начале преследования.

1.1. Письмо от 25 апреля 1999 года (Документ 1)

27 апреля 1999 года Секретариат Центрального комитета КПК издал «Указание Центрального Комитета компартии относительно печати и распространения “Письма тов. Цзян Цзэминя Постоянному комитету Политбюро и другим заинтересованным руководящим лицам”». [5] В этом указании руководителям КПК рекомендовалось изучить письмо, написанное Цзян Цзэминем в ночь на 25 апреля 1999 года. В этом указании также содержалось распоряжение в адрес лидеров КПК: реализовать предписания, данные в письме и сообщить об их выполнении ЦК КПК. Согласно этому указанию, Цзян Цзэминь принял единоличное решение ответить на мирную апелляцию приверженцев Фалуньгун жестоким преследованием. Письма и директивы Цзян Цзэминя показывают, что он стремился навязать свои взгляды высшему руководству КПК. (Указание предписывает руководителям КПК «изучить и обеспечить выполнение», а не вносить предложения и рекомендации).

Цзян Цзэминь в своём письме направил лидерам КПК несколько важных установок:

– «Не связана ли эта акция [мирная апелляция 25 апреля] с иностранными и западными силами? Не кроется ли здесь рука «кукловода», спланировавшего эту операцию и отдающего приказы?» Использование этой агрессивной милитаристской терминологии в отношении Фалуньгун стало сигналом для запуска жестокого преследования, ещё до начала расследования по делу мирной апелляции.

– «Возможно ли, чтобы мы, коммунисты, имея в своём арсенале идеи марксизма, материализма и атеизма, не могли победить теорию сторонников Фалуньгун? Если бы это было правдой, это было бы настоящим посмешищем!»

– «Этот инцидент показал, насколько слаба наша идеологическая, политическая и массовая работа в некоторых районах и участках. Мы должны настаивать на обучении кадров и широкой общественности правильному мировоззрению, философии и ценностям… Наши руководители на всех уровнях, особенно на высоких уровнях, должны быть здравомыслящими!» Эта фраза свидетельствует о том, что лидеры высокого уровня КПК до сих пор не были согласны с преследованием, инициированным личным приказом Цзян Цзэминя. Таким образом, возникла необходимость «обучать кадры и широкую общественность» и убедить руководство высшего уровня стать «здравомыслящим», чтобы Цзян Цзэминь мог добиться их согласия развязать преследование.

1.2. Письмо от 29 апреля 1999 года (документ в настоящее время недоступен)

К сожалению, у нас нет копии этого письма. Мы знаем только, что это второе письмо Цзян Цзэминя было адресовано 25 руководящим членам Политбюро КПК. Письмо содержало рекомендации в отношении того, как КПК должна относиться к «собранию практикующих Фалуньгун 1, 2 и 3 мая». [6] Ни в китайских, ни в западных СМИ, ни в любых других источниках не содержится упоминания об этом «собрании» и, похоже, что Цзян Цзэминь просто выдумал это событие в поисках дополнительного предлога для реализации своего плана преследования.

1.3. Меморандум от 8 мая 1999 года (Документ 2)

Это второй доступный документ: «Указание Центрального Комитета компартии относительно печати и распространения “Инструкции тов. Цзян Цзэминя среди членов Политбюро, членов Секретариата Центрального Комитета и членов Центрального военного совета Центрального Комитета”» (официальный документ Центрального Комитета КПК № 19 [1999]). Этот документ был официально разослан 23 мая 1999 года на основе инструкций Цзян Цзэминя в отношении Фалуньгун от 8 мая 1999 года. [7]

28 мая 1999 года были проведены совещания Постоянных комитетов партийных органов провинциального уровня для изучения этого документа [8]. На настоящий момент мы не располагаем ни одной копией протоколов данных совещаний. В содержании документа говорилось о том, как тайно подготовиться к преследованию Фалуньгун (т.е. как жестоко расправиться со сторонниками Фалуньгун, какие ресурсы КПК использовать для этой цели, и кто должен нести ответственность за реализацию общих приказов КПК относительно этих задач). Этот документ стал доступен для представления в качестве доказательства, поскольку он был включён в распоряжение комитета КПК провинции Хэбэй (официальный документ секретариата парткома провинции Хэбэй [1999] № 21 «Напоминание о выполнении распоряжения ЦК КПК [1999] № 19»). [9] Этот документ получил огласку благодаря сотруднику Управления делами правительства провинции Хэбэй Сюй Синьму. [10] За раскрытие этого секретного документа Сюй Синьму [11] и его единомышленник Дуань Жуньсинь [12] были приговорены к четырём и восьми годам тюремного заключения соответственно. СМИ КПК сообщили об этом судебном процессе. [13]

1.4. Выступление 7 июня 1999 года (Документ 3)

Третий документ был также издан Секретариатом Центрального комитета КПК. Этот документ содержал «Указания Центрального Комитета коммунистической партии относительно печати и распространения “Речи тов. Цзян Цзэминя на совещании Политбюро Центрального Комитета относительно незамедлительного решения проблемы Фалуньгун”». [14] Документ был издан 7 июня 1999 года. В речи Цзян Цзэминя от 7 июня 1999 года содержался непосредственный приказ о создании «Комитета 610» («Комитет 610» был создан три дня спустя, 10 июня 1999 года, и получил своё название по дате основания). В своей речи Цзян Цзэминь сказал: «Проблема Фалуньгун имеет очень глубокую политическую, социальную и даже международную подоплёку. Это наиболее крупный инцидент со времён политических волнений 1989 года, и мы должны относиться к этому серьёзно, провести тщательное расследование и принять действенные контрмеры». В своей речи Цзян Цзэминь увязал «проблему Фалуньгун» с бойней на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года. Это стало ещё одним распоряжением Цзян Цзэминя о начале преследования Фалуньгун.

В этой речи Цзян Цзэминь также сообщил, что «Центральный орган [КПК] одобрил создание специальной руководящей группы по решению “проблемы Фалуньгун”, которую будет возглавлять Ли Ланьцин. Ли Ланьцин назначается руководителем группы, его заместителями назначаются Дин Гуанэнь и Ло Гань. Членами группы назначаются ответственные товарищи из соответствующих ведомств. Таким образом, будут централизованно определены конкретные шаги, приёмы и средства, направленные на решение «проблемы Фалуньгун». Центральный комитет, правительственные органы, министерства и комиссии всех провинций, автономных районов и городов центрального подчинения обязаны тесно взаимодействовать между собой в достижении поставленной перед ними задачи». Руководящая группа, упомянутая здесь, явилась предшественницей «Руководящей группы Центрального Комитета по решению проблемы Фалуньгун». Её оперативным штабом стал «Комитет руководящей группы Центрального Комитета по решению проблемы Фалуньгун», который также известен как «Комитет 610».

Эта речь указывает на два важных факта. Первый: создание «Комитета 610» было личным решением Цзян Цзэминя. Как правило, термин «Центральный орган» употребляется по отношению к ЦК КПК или Политбюро; это руководство КПК, а не китайское правительство. Но «Центральный орган», упомянутый в речи Цзян Цзэминя, не может быть Центральным Комитетом КПК, потому что ЦК КПК не собирается для обсуждения вопросов до Политбюро. Таким образом, «Центральным органом» является заседание Политбюро, на котором и была произнесена речь. Однако в своей речи Цзян Цзэминь просто сообщает Политбюро о создании «Руководящей группы», как об уже решённом вопросе. Если в Политбюро уже было проведено совещание по этому вопросу до этого заседания, Цзян Цзэминю не нужно было бы докладывать Политбюро о принятом решении. Если не было ни одного заседания Политбюро до этого, тогда это должно быть личным приказом Цзян Цзэминя.

Учитывая, что в своей речи Цзян Цзэминь сказал, что «Центральный Комитет, правительственные органы, министерства и комиссии всех провинций, автономных районов и городов центрального подчинения обязаны тесно взаимодействовать между собой в достижении поставленной перед ними задачи», он также наделил «Руководящую группу» чрезвычайной властью, превышающей власть руководства КПК и государственных органов. То есть ЦК КПК и все правительственные органы должны исполнять директивы и приказы «Руководящей группы», последняя же несёт ответственность только перед самим Цзян Цзэминем.

В речи также было отмечено, что «Руководящая группа» должна обеспечить «сбор сведений среди практикующих Фалуньгун во всех районах о проблемных ситуациях, включая шизофрению, самоубийства, отказ от медицинской помощи, в результате которого последовало ухудшение самочувствия или смерть». Сценарий этих «проблемных ситуаций» был определён даже до начала расследования.

В речи также говорилось: «После создания “Руководящей группы по решению проблемы Фалуньгун”, она должна немедленно организовать работу по исследованию структуры организации Фалуньгун по всей стране, создать стратегию и тактику борьбы и полностью подготовиться к разделению и деморализации [Фалуньгун]. Мы не должны идти в бой без подготовки». Это указывает на то, что в это время расследование ещё не было начато. Так называемые «1400 случаев смерти от психических расстройств, самоубийств и отказа от медицинской помощи», позже использованные для клеветы на Фалуньгун, полностью соответствовали сценарию, определённому Цзян Цзэминем в речи от 7 июня 1999 года.

Данные факты свидетельствуют о том, что все «доказательства», представленные позже, были сфабрикованы «Комитетом 610» в соответствии с личными пожеланиями Цзян Цзэминя. Существование речи Цзян Цзэминя может быть доказано сообщениями местных партийных органов, требующих от членов КПК изучить эту речь. [15]

Важно отметить, что 14 июня 1999 года, через четыре дня после учреждения Цзян Цзэминем «Комитета 610», ведущие китайские СМИ опубликовали положения, принятые в отношении практикующих Фалуньгун двумя ведомствами: апелляционным бюро при ЦК КПК и Государственным советом. [16] В этом сообщении ведомства отрицали «слух» о возможном преследовании Фалуньгун и повторяли основные доводы, которые приводили должностные лица, разговаривавшие с представителями Фалуньгун 25 апреля 1999 года.

Ключевыми утверждениями были: «Правительственные органы разных уровней никогда не запрещали никаких обычных упражнений цигун, направленных на укрепление здоровья; граждане имеют право на свободу вероисповедания и на занятие цигун. Наличие различных точек зрения и высказывание критических замечаний является нормальным, и граждане вправе в соответствующей форме доводить своё мнение через соответствующие инстанции».

Деятельность Цзян Цзэминя в течение этого периода времени, особенно речь от 7 июня 1999 года, показывает, что он не только проигнорировал эти официальные заявления КПК и государственных чиновников, но его приказы на самом деле их опровергли. Секретные документы Цзян Цзэминя взяли верх над властью официальной политики КПК и правительства.

1.5. Приказ о начале преследования от 19 июля 1999 г. (Документ 4)

Несмотря на то, что СМИ КПК официально объявили о начале преследования 22 июля 1999 года, подтверждённом заявлениями двух ведомств (Министерством гражданских дел и Министерством общественной безопасности), массовые аресты и задержания сторонников Фалуньгун начались за два дня до этого, то есть 20 июля 1999 года. 19 июля, за день до начала массового преследования, Цзян Цзэминь выступил с речью на заседании КПК перед руководителями комитетов провинциального уровня КПК с призывом мобилизовать силы для начала преследования. [17] Эта встреча была позже подтверждена внутренними американскими дипломатическими документами, опубликованными группой активистов Wikileaks. [18]
 

2. Цзян Цзэминь действовал лично, чтобы получить поддержку в отношении преследования Фалуньгун, демонизируя приверженцев практики и распространяя клевету о них за рубежом

2.1. В сентябре 1999 года на заседании АТЭС (Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество) в Новой Зеландии Цзян Цзэминь совершил несколько весьма странных и неподобающих его положению действий. Он вручил руководителям всех стран, в том числе президенту США Клинтону, книгу с клеветнической пропагандой КПК на Фалуньгун, [19] изображая последователей Фалуньгун как опасных и душевнобольных людей, которых необходимо устранить.

2.2. 25 октября 1999 года, до государственного визита во Францию, Цзян Цзэминь дал интервью в письменной форме французской газете LeFigaro. [20] Цзян Цзэминь клеветал на Фалуньгун, называя его «еретическим учением» ещё до того, как в документах КПК или в публикациях СМИ, контролируемых КПК, появился подобный термин. Это ещё раз доказывает, что именно Цзян Цзэминь лично принял решение о начале преследования и продвигал его развитие.

Через три дня официальный рупор КПК, газета «Жэньминь Жибао», опубликовала специальную передовицу, повторяя заявление Цзяна: «Фалуньгун является еретическим учением». Через пять дней после интервью Цзяна Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей поспешно принял «Решение о запрете, мерах безопасности и применении наказаний в борьбе с организациями сектантского и еретического характера», используя тот же термин: «еретическое учение».

2.3. В сентябре 2000 года Цзян Цзэминь во время интервью телеканалу CBS TV сделал следующее заявление: «После тщательных обсуждений мы пришли к выводу, что Фалуньгун является еретическим учением». [21]

2.4. Уведомление Государственного Совета КНР № 8 от 2003 года, изданное Государственным Советом КНР 21 марта 2003 года, о структуре организации «Комитет 610», чётко постановило, что «“Комитет по предотвращению распространения еретического учения и решению вопросов, связанных с ним ” при Государственном Совете и “Руководящая группа Центрального комитета по решению проблемы Фалуньгун” являются одной организацией с двумя названиями. Эта организация находится непосредственно в прямом подчинении ЦК Коммунистической партии Китая». [22] Это показывает, что несмотря на то, что Государственный Совет учредил организацию под названием «Комитет 610», но на деле не имел власти над этой организацией.

Кроме того, в базе данных официального рупора КПК, на сайте «People.com.cn» (электронная версия газеты «Жэньминь Жибао»), нет официальной организации под названием «Руководящая группа Центрального комитета по решению проблемы Фалуньгун» или «Комитет по предотвращению распространения еретического учения и решению вопросов, связанных с ним» в списках организаций, созданных непосредственно при ЦК КПК. [23] Таким образом, это можно рассматривать только как тайную организацию, похожую на «Группу по делам Культурной революции при ЦК КПК» (ГКР) во главе с Мао Цзэдуном, созданную в 1960-х годах и аналогично наделённую обширными незаконными полномочиями.
 

3. Прямые и косвенные исполнители инструкций Цзян Цзэминя

Должностные лица, получавшие указания Цзяна о преследовании Фалуньгун, делились на две группы. Одна группа являлась непосредственной аудиторией или получателями писем и речей Цзян Цзэминя. Вторая группа состояла из должностных лиц и чиновников более низкого уровня, получавших инструкции о преследовании Фалуньгун через внутренние документы КПК, выпущенные на основе писем и речей Цзян Цзэминя и предписывающие должностным лицам изучение и реализацию этих директив.

3.1. Прямые получатели

3.1.1. Члены Постоянного комитета Политбюро и другие руководящие лица. К другим, как правило, относились руководители КПК и государственных органов различных уровней иерархии, выполняющих обязанности, непосредственно относящиеся к рассматриваемым вопросам. Например, глава Комитета по политико-правовым вопросам или начальник отдела пропаганды КПК, или должностное лицо, курирующее в то время религиозные вопросы, если они не являлись членами Комитета Политбюро КПК на своём уровне.

3.1.2. Члены Политбюро (в том числе члены Постоянного комитета), Секретариат ЦК КПК, члены Центрального военного совета.

3.1.3. Участники совещания Политбюро (в том числе члены Постоянного комитета Политбюро).

3.1.4. Главы КПК провинциальных комитетов (автономных регионов и муниципалитетов, находящиеся в прямом подчинении Центрального Комитета).

3.2. Косвенные исполнители

Косвенные исполнители определяются типом руководящего документа (см. пп. 1.1—1.5).

Документ 1. Этот документ был выпущен секретариатом ЦК КПК в количестве 720 экземпляров. Это означает, что все члены ЦК КПК, министры и должностные лица провинциального уровня, а также руководители отделов ЦК КПК на различных уровнях были косвенными получателями, если уже не являлись прямыми получателями. [24]

Документ 2. Этот документ также был выпущен секретариатом ЦК КПК. Нам неизвестно количество выпущенных копий, но мы знаем, что их получили провинциальные комитеты КПК. Ниже мы опишем типичную цепочку исполнения приказов.

Документ 3. Этот документ выпущен секретариатом ЦК КПК. Косвенные получатели такие же, как для Документа 1.

Документ 4. Поскольку эта речь явилась окончательным приказом к развязыванию преследования, документ опирался на предыдущие документы и не был опубликован в качестве официального документа партии. Поэтому мы не можем сказать, рассылался ли он каким-либо косвенным получателям.

Далее список получателей расширялся: провинциальные комитеты КПК по всему Китаю выпустили свои собственные версии внутренних документов на городских уровнях. Наконец выпущенные постановления дошли до округов и районов или даже ниже. Рассмотрим следующий пример.

В течение этого периода ответчики Ло Гань, Цзя Цинлинь и Ву Гуаньчжэн являлись членами Политбюро, [25] и, таким образом, относились к прямым или косвенным получателям всех четырёх документов. Бо Силай на тот момент занимал пост мэра города Даляня и вице-секретаря городского комитета КПК Даляня. Поэтому он также являлся одним из получателей.
 

4. Анализ цепочки прохождения документов для руководства преследованиями в одном городе

Рассмотрим цепочку прохождения документов на примере Документа 2.

4.1. Предыстория

Предыдущие два письма Цзян Цзэминя (от 25 и 29 апреля 1999 года) послужили основой для подготовки военнослужащих к преследованию Фалуньгун. 5 мая 1999 года к заместителю председателя Военного совета ЦК КПК Чжан Ваньняню попала статья отставного генерала Ли Цихуа, бывшего заведующего генеральным госпиталем Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Ли Цихуа был практикующим Фалуньгун. Он написал несколько писем высшему руководству КПК и государственным чиновникам, чтобы пояснить своё собственное положительное мнение о Фалуньгун. [26] Чжан Ваньнянь добавил свои собственные глубоко критические замечания и отправил эту статью со своими комментариями Цзян Цзэминю.

4.2. Меморандум Цзян Цзэминя

8 мая 1999 года Цзян Цзэминь для членов Политбюро, Секретариата ЦК КПК и Центрального Военного совета ЦК КПК составил меморандум по отчёту Ваньняня. [27] Меморандум не был опубликован, но из официальных документов провинциального уровня и по данным сайта «Жэньминь Жибао» мы можем судить о его существовании и, частично, о содержании этого документа. [28]

4.3. Распоряжение Цзян Цзэминя стало официальным документом ЦК КПК

Сначала руководство КПК с подачи Цзян Цзэминя принудило генерала в отставке Ли Цихуа написать покаянное письмо с «самокритикой» (признание в политических ошибках и просьбу КПК о прощении). Затем секретариат ЦК КПК издал Указание, содержащее в себе меморандум Цзяна, которое было отправлено в комитеты КПК всех уровней. [29]

Текст Указания ЦК КПК остаётся недоступным, но, по крайней мере, один документ КПК провинциального уровня был основан на этом сообщении, а протокол одного заседания Постоянного комитета КПК провинциального уровня ссылается на него.

4.4. Документ ЦК КПК достиг комитетов КПК провинциального уровня, которые затем издали свои собственные документы для нижестоящих организаций КПК

28 мая 1999 года на очередном совещании Постоянного комитета КПК провинциального уровня было проведено изучение «Указания секретариата ЦК КПК [1999] №19». В этот момент документ достиг Постоянного комитета КПК провинциального уровня. [30]

Текст этого документа был опубликован практикующим Фалуньгун Сюй Синьму, который работал в Управлении делами правительства провинции Хэбэй. Два практикующих Фалуньгун – Сюй Синьму и другой практикующий, который также участвовал в раскрытии содержания этого документа,— были приговорены к тюремному заключению на четыре и восемь лет соответственно. [32]

4.5. Распоряжение провинциального уровня достигает городского уровня и городские комитеты КПК издают свои собственные документы

11 июня 1999 года городской комитет КПК города Ланфан (провинция Хэбей) издал собственное распоряжение, распространяя вместе с ним официальный документ парткомитета провинции Хэбей [1999] №21. [33]

К этому моменту приказы о преследовании Фалуньгун достигли городского уровня по каналам КПК, а не по каналам государства. С тех пор стала использоваться та же цепочка команд. «Руководящая группа по решению проблемы Фалуньгун» и «Комитет 610» стали непосредственно контролировать и осуществлять преследование Фалуньгун на всех уровнях. В частности, «Комитет 610» отдаёт приказы, полученные сверху, сотрудникам отдела безопасности: подвергать приверженцев Фалуньгун «чжуаньхуа» (идеологическому преобразованию посредством пыток), «доучжен» (жёстким формам подавления) и другим сходным формам, а также «промыванию мозгов» и насилию.

В то время как приказы о преследовании практикующих Фалуньгун спускались вниз, приведённая далее цепочка демонстрирует действие этих приказов в Китае:

ЦК КПК и Генеральный секретарь КПК, то есть Цзян Цзэминь, отдаёт приказы

«Руководящей группе по решению проблемы Фалуньгун» ЦК КПК, которая отдаёт приказы

центральному «Комитету 610», который напрямую или через Секретариат ЦК КПК отдаёт приказы

Постоянным комитетам КПК и секретариатам КПК на уровне провинций и городов, которые в свою очередь отдают приказы

«Руководящим группам по решению проблемы Фалуньгун» КПК провинциального и городского уровня, отдающим приказы

«Комитетам 610» на уровне провинций и городов, которые отдают приказы

трудовым лагерям и центрам заключения, которые в свою очередь отдают приказы

сотрудникам безопасности – «пытать и промывать мозги практикующим Фалуньгун».

Таким образом, хотя Цзян Цзэминь непосредственно не подвергал последователей Фалуньгун «чжуаньхуа» или «доучжен» или другому насилию, он ответственен за директивы, которые стали причиной жестоких страданий, причинённых миллионам невинных людей.
 

Список литературы

[1] Отчёт Всемирной организации по расследованию преследований в отношении Фалуньгун (ВОРПФ) по «Комитету 610» http://www.upholdjustice.org/node/197

[2] Информационное агентство «Синьхуанет» (Xinhuanet.com), 20 декабря 2013 года, «Ли Дуншэн находится под следствием за серьёзное нарушение дисциплины и законов» http://news.xinhuanet.com/legal/2013-12/20/c_118648544.htm

[3] Информационное агентство «Синьхуанет» (Xinhuanet.com), биография Цзян Цзэминя http://news.xinhuanet.com/ziliao/2002-01/15/content_238452.htm

[4]ВОРПФ, «Роль Ло Ганя в преследовании Фалуньгун» http://www.upholdjustice.org/node/87; ВОРПФ, «Отчёт об участии бывшего главы провинции Гуандун Ли Чанчуня в репрессиях Фалуньгун» //www.upholdjustice.org/node/223

[5] «Пекинская весна» 2001 (6), «Письмо членам Постоянного комитета Политбюро и другим лидерам от Цзян Цзэминя (25 апреля 1999 года)»

http://beijingspring.com/bj2/2001/60/2003727210907.html

[6] «Биография Чжан Ваньняна» — Издательский дом НОАК, 2011 год.

[7] «Биография Чжан Ваньняна» — Издательство Народной освободительной армии, 2011 год.

5 мая 1999 года, прочитав статью под названием «Поверхностное понимание Фалуньгун старого военного и старого коммуниста», Чжан Ваньнян (тогда заместитель председателя Центрального военного совета) написал следующие, очень серьёзные слова: «Это яркий пример нам на будущее. Он показывает, как сильно некоторые из наших членов КПК и правительственных чиновников попали под влияние Фалуньгун. Если мы в идеологической войне не отстоим идеи марксизма и ленинизма, их место займут феодальные суеверия». Поздно вечером 8 мая 1999 года Цзян Цзэминь увидел рукописные комментарии Чжан Ваньняна на печатной копии статьи. Цзян в третий раз написал длинное письмо, адресованное «членам Политбюро, Секретариату ЦК КПК и Военному совету». http://blog.kaiwind.com/users/17110/archives/2011/2011117223255.html

[8] «Хроника Цинхая»: 28 мая 1999 года комитет КПК провинции Цинхай провёл заседание Постоянного комитета и заслушал «Указание Центрального Комитета компартии относительно печати и распространения “Инструкции товарища Цзян Цзэминя членам Политбюро, секретариату Центрального комитета и Центральному военному совету Центрального комитета”».

[9] Официальный документ секретариата Комитета КПК провинции Хэбэй [1999] №21, «Напоминание о выполнении распоряжения ЦК КПК [1999] № 19»

[10]«Жэньминьжибао» от 26 октября 1999 года.

[11] Отчёт «Голос Америки» (The Voice of America)от 4 января 2000 года, «Сюй Синьму приговорён к четырём годам тюремного заключения за «разглашение государственной тайны».

[12] «Ежедневная газета Шицзячжуана» от 17 октября 2000 года, «Дуань Жунсинь приговорён к восьми годам заключения».

[13] «Жэньминьжибао» от 9 июля 2000 года.

[14] «Весенний Пекин» 2001(6), «Речь товарища Цзян Цзэминя на совещании Политбюро Центрального Комитета относительно незамедлительного решения “проблемы Фалуньгун” (7 июня 1999 года)»

[15] Информационное письмо Колледжа экономики и менеджмента города Фуцзянь: 26 июля 1999 года, всем членам партии надлежит вернуться к обучению, и прослушать «Указания Центрального Комитета коммунистической партии относительно печати и распространения “Речи товарища Цзян Цзэминя на совещании Политбюро Центрального Комитета относительно незамедлительного решения проблемы Фалуньгун”».

[16] «Жэньминьжибао» от 14 июня 1999 года, «Основные вопросы, которые обсуждались в разговоре между должностными лицами Апелляционного бюро при ЦК КПК и Государственного совета с представителями практикующих Фалуньгун».

[17] Речь на собрании руководителей коммунистических партийных комитетов провинций, автономных регионов и муниципалитетов.

[18] http://www.aftenposten.no/spesial/wikileaksdokumenter/article4075684.ece#.UrXiLYaA36U

[19] «Ассошиэйтед Пресс» от 12 сентября 1999 года, «Клинтону вручены книги о Фалуньгун»

[20] Посольство КНР в США. 25 октября 1999 года. «Председатель КНР Цзян Цзэминь комментирует вред Фалуньгун».

[21] Интервью Цзян Цзэминя телеканалу CBS http://www.cbsnews.com/stories/2000/08/31/60minutes/main229663.shtml

[22] Уведомление о структуре Правительства (Государственный Совет [2003] №8)

[23] Подведомственные организации Центрального Комитета КПК http://cpc.people.com.cn/GB/64114/

[24] Еженедельная газета Southern Weekend, «Сколько в Китае министерств?» http://www.infzm.com/content/70110 . По данным этой статьи в Китае менее 400 чиновников министерского уровня и уровня провинции. На тот момент количество членов ЦК КПК составляло чуть более 190 человек, включая нескольких лиц, относящихся к обеим вышеупомянутым группам, и чиновников в отставке.

[25] Информационное агентство «Синьхуанет» (Xinhuanet.com), «15-й съезд Центрального Комитета Коммунистической партии Китая», http://news.xinhuanet.com/ziliao/2002-01/22/content_629535.htm

[26] «Нью-Йорк Таймс» от 31 июля 1999 года, «Китай. Отставной генерал, член запрещённой секты, признаёт свои ошибки».

[27] «Биография Чжан Ваньняна» — Издательство Народной освободительной армии, 2011 год.

[28] «People.com.cn.» Меморандум, предназначенный для членов Политбюро, Секретариата ЦК КПК и Центрального военного совета Коммунистической партии Китая (8 мая 1999 года), http://www.people.com.cn/item/ldhd/Jiangzm/1999/jianghua/jh0009.html

«Исторически сложилось так, что идеологическая борьба часто обостряется во времена глобальных перемен. Китай сейчас переживает важный период перехода от плановой экономики к системе “социалистической рыночной экономики”. Мы должны высоко поднять знамя “диалектического материализма” и “исторического материализма”, сохранять бдительность в отношении проявлений идеализма и других вредных идейных течений, выступающих против марксистской идеологии. Мы должны противостоять их вмешательству и влиянию, чтобы укрепить фундаментальную теорию, позицию и политику нашей партии».

[29] «Указания Центрального Комитета коммунистической партии относительно печати и распространения “Меморандума тов. Цзян Цзэминя членам Политбюро, Секретариату ЦК КПК, Военному совету Центрального Комитета Коммунистической партии Китая”». (Официальный документ Секретариата ЦК КПК [1999] №19).

[30] 28 мая Комитет Коммунистической партии Китая провинции Цинхай провёл совещание Постоянного комитета по вопросу изучения и реализации «Указаний Секретариата ЦК КПК относительно печати и распространения “Меморандума тов. Цзян Цзэминя членам Политбюро, Секретариату ЦК КПК и Военному совету Центрального Комитета Коммунистической партии Китая”».

[31] Официальный документ секретариата парткома провинции Хэбэй [1999] №21 от 3 июня 1999 года, «Напоминание о выполнении распоряжения ЦК КПК [1999] № 19». Документ достиг уровня городского комитета КПК.

[32] Газета Shijiazhuang Daily (17 октября 2000 года, репортёр Ли Юньпин), «Дуань Жуньсин поручил Сюй Синьму, заместителю руководителя центра Фалуньгун городского округа Шицзячжуан района Цяоси, подобрать официальные документы, относящиеся к Распоряжению секретариата парткома провинции Хэбэй [1999] № 21 (документ с грифом «Совершенно секретно»). По поручению и под руководством ответчика Дуань Жуньсина “Открытое письмо“, “сопроводительные инструкции“ и частичное содержание официального документа секретариата парткома провинции Хэбэй [1999] №21 с грифом “Совершенно секретно” были переданы по Интернету, что является грубым нарушением соответствующей политики Центрального Комитета КПК в отношении Фалуньгун и разглашением сведений, составляющих государственную тайну».

[33] Официальный документ комитета горкома КПК Ланфан [1999] №38 от 11 июня 1999 года, «Сообщение о выполнении распоряжения официального документа секретариата парткома провинции Хэбэй [1999] №21». На данный момент документ достиг уровня городского Комитета КПК. (Редакция сайта en.minghui.org располагает практически полной копией этого документа, без учёта одной страницы.)

Редакционная версия статьи на сайте ru.minghui.org

Короткая ссылка на эту страницу: