Отправка...

Пять сфабрикованных представлений о Фалуньгун

Лекции о Фалуньгун охватывают очень обширные темы, настолько широкие, что есть возможность для неправильного толкования. Если вы склонны считать, что истина скрывается «где-то посередине» между двумя полюсами, то вам лучше прочесть их лично.

В этом разделе детально рассмотрены пять утверждений, запущенных аппаратом государственных СМИ Китая, находящихся под контролем Министерства пропаганды. Говоря без преувеличений, эти утверждения были специально созданы, чтобы сбивать с толку. Согласно сообщению Washington Post от августа 2001 г., «пропаганда» представляет собой неотъемлемую часть тройной формулы, призванной уничтожить Фалуньгун; два других фактора — пытки и промывание мозгов.

Однако на Западе лишь немногие осознают то, насколько активно внедрялась на Западе партийная пропаганда, ставящая своей целью оттолкнуть людей от Фалуньгун и вызвать настороженность в его отношении. Это было сделано для того, чтобы подорвать возможную поддержку по отношению к преследуемой группе.

  1. «Противоречивость»?
  2. «Конец света»?
  3. «Нетерпимость»?
  4. «Приобретение политической окраски»?
  5. «Злой культ»?

Заблуждение №1: «противоречивость»?

До начала преследования в 1999 г. в Китае к Фалуньгун использовались самые разнообразные определения, но только не «противоречивый» и уж тем более не «еретический».

В период 1992—1999 гг. практика стала массовым явлением. Согласно сообщению New York Times от 26 апреля 1999 г., Фалуньгун занималось 70 миллионов человек, что делало его самой популярной практикой для здоровья и души в истории Китая. Каждое утро в большинстве парков можно было наблюдать десятки, если не сотни людей, выполняющих упражнения Фалуньгун. Среди его приверженцев были известные ученые, офицеры Народно-освободительной армии, государственные чиновники, студенты университетов.

Что же такого привлекательного в Фалуньгун? Это — путь к физическому, психологическому и моральному здоровью. Он наполняет позитивными эмоциями и обучает проверенным временем идеалам. Им могут заниматься бесплатно все люди, что и сделало его уникальным. Кроме того, практикой можно свободно заниматься в общественных парках, а все лекции помещены в Интернете для бесплатного скачивания.

С такими показателями Фалуньгун снискал благодарность различных официальных органов, включая Министерство общественной безопасности и Министерство здравоохранения. Отдельные чиновники рассматривали его в качестве панацеи для решения проблем здравоохранения стареющей нации.

Когда коммунистические власти Китая в 1999 г. запретили практику, они оказались перед лицом потенциального кризиса — внутри страны и за границей — ставящего под вопрос законность подобных действий. Речь шла о группе, которая невиновна в каких-либо преступлениях, и чьей популярности китайское правительство поспособствовало как никто другой. Бюро общественной безопасности фактически проводило расследования в отношении группы три раза и не обнаружило ничего незаконного.

Решение партии? Демонизировать группу при помощи очерняющих кампаний в государственных СМИ и путем разработанных пиар-кампаний за рубежом. У этого была также другая цель: отвлечь внимание людей от реальных и насущных социальных проблем, не говоря уже о коррумпированности чиновников, которая по некоторым оценкам создает угрозу для целостности нации. Вас смущают так часто повторяемые партийными органами утверждения о том, что Фалуньгун деструктивен и опасен? Здесь нужно отметить три момента.

Во-первых, большая часть очерняющих утверждений о Фалуньгун были созданы партией в одиночку после того, как было решено подвергнуть группу преследованию.

Во-вторых, независимые журналисты, которые пытались расследовать подобные утверждения, подверглись преследованию, угрозам и даже арестам; когда они пытаются добраться до источников интервью, партия утверждает, что доказательства ложные или представляет собой полную фабрикацию.

В-третьих, почему такие же самые утверждения не появились ни в одной из некоммунистических стран, где открыто занимаются Фалуньгун? На Тайване сотни тысяч людей занимаются Фалуньгун ежедневно, но в отношении практики Фалуньгун можно услышать лишь одобрение и похвалы.

Тогда в чем реальная проблема? В варварском нарушении прав человека китайскими коммунистическими властями в отношении аполитичных, мирных, законопослушных граждан. Пекинские власти хотят, чтобы люди задавались вопросом, кто они такие, а не как с ними обходятся.

Заблуждение №2: «Конец света»?

Действительно ли учение Фалуньгун наполнено мрачными, зловещими предсказаниями о конце света, как это утверждают китайские официальные СМИ? Имеет ли практика апокалиптическую направленность, как предполагают отдельные журналисты?

Нет, дело обстоит совсем иначе.

Основатель Фалуньгун, г-н Ли Хунчжи достаточно ясно высказывал свое мнение об этой концепции. На первой конференции практикующих Фалуньгун национального масштаба в Северной Америке в 1998 г. он прямо выразил свое мнение об этой проблеме, заявив, что представление о том, что мир движется к концу света, неправильное.

Китайские государственные СМИ просто-напросто проигнорировали этот факт, и начали злоупотреблять неосведомленностью западного общества об учении Фалуньгун. Партия назвала группу «культом», и начала приписывать ей ряд негативных проявлений, которые могут характеризовать этот термин.

То, о чем везде говорил г-н Ли, и что могло послужить предметом для замешательства для западных журналистов — это реальность природных бедствий и эпидемий на Земле. Эта точка зрения, как объяснял г-н Ли, соответствует буддийской идее, которая рассматривает Вселенную в качестве совокупности циклов, которые включают в себя периоды зарождения, формирования, упадка и разрушения.

В других лекциях можно найти утверждение о приходе времени, когда вовлеченные в преследование Фалуньгун или те, кто связаны с компартией Китая, должны будут отвечать за свои поступки перед более высокими, вероятно, небесными силами.

При чтении подобных отрывков, их, безусловно, нельзя вырывать из контекста. Наряду с этим без труда можно найти описания предполагаемого происходящего процесса обновления Вселенной.

Однако, прочитав статьи о личном опыте последователей Фалуньгун, можно заметить, что они наполнены энтузиазмом и примерами изменений в жизни, а также уверенности в будущем. Многие из них принимают активное участие в новых культурных начинаниях, они видят настоящее время насыщенным периодом для новых начинаний.

Как и любые другие люди, планирующие своё будущее на годы вперёд, они покупают дома, заводят семьи, стремятся к новой работе и инвестируют свои сбережения.

Заблуждение №3: «Нетерпимость»?

Зная о том, что демократический Запад является толерантным, плюралистическим и разноплановым обществом, китайские власти попытались противопоставить Фалуньгун этим базовым нормам. Иначе говоря, они попытались наклеить на него ярлык «нетерпимости». Отдельные журналисты попались на такой крючок.

Их трактовка заведомо вводит в заблуждение, и представляет собой интерпретацию доктрины людьми, не посвященными в вопрос. Такая трактовка расходится с реальным положением дел.

Рассмотрим первую из двух главных проблем, о которой говорят китайские власти: предполагаемая нетерпимость к гомосексуальности (по иронии, коммунистические лидеры Китая сами до недавнего времени запрещали гомосексуализм, считая его психическим расстройством).

Геи, лесбиянки и бисексуалы могут заниматься практикой, как и все остальные, и здесь не предусмотрено другого отношения. Продолжат ли они вести подобный образ жизни или отожествлять себя с этими определениями, это целиком и полностью их личный выбор, а не то, что Фалуньгун может навязать отдельной личности.

В учении Фалуньгун говорится о том, что определённое поведение, включая гомосексуализм, порождает больше кармы или не способствует достижению определённого уровня в практике. Но это остается на уровне учения, и не является догмой. Как каждый человек понимает учение, и до какой степени он или она может применить его к себе, всегда остаётся личным выбором.

Следует подчеркнуть другой момент: взгляд Фалуньгун на этот и другие вопросы не следует приравнивать к «установке» и «позиции», связанной с социальными проблемами. Это применимо только по отношению к конкретному человеку. Занимающемуся практикой, к его или её жизни; это не относится к другим людям, которые не являются последователями практики. У Фалуньгун нет никаких предписаний по поводу того, как должны или не должны жить другие люди. Он лишь предлагает свои доктрины для личных изменений тем, кто заинтересован в духовном росте.

То, что является верным для гомосексуальности, касается и межрасовых браков, причем в еще большей степени. Учение Фалуньгун мало говорит об этом вопросе. То, что раздули некоторые журналисты с подачи китайских государственных СМИ — это всего лишь один абзац в книге, в котором основатель Фалуньгун немного затрагивает этот вопрос.

Однако некоторые журналисты не стали сверять своё понимание этого отрывка, как постороннего читателя, с реальными фактами. Они не стали сравнивать его с жизнью реальных людей, которые занимаются Фалуньгун.

Если бы они предприняли попытку изучить этот вопрос, то обнаружили бы, что предположения остаются всего лишь предположениями. Многие практикующие Фалуньгун вступили в браки с лицами другой расы после начала практики. Из 14 человек, которые составляют персонал Информационного центра Фалунь Дафа, четверо относятся к этой категории. Если Фалуньгун проповедует разделение по расовым признакам, то он определённо не преуспел в этом.

Две наиболее часто упоминаемые формы «нетерпимости» при ближайшем рассмотрении превращаются в свою противоположность. В действительности, в Фалуньгун есть нечто, что наделяет большей терпимостью.

Заблуждение №4: «Приобретение политической окраски»?

Китайские власти упорно утверждают, что Фалуньгун «стал политизированным», эта фраза поразительным образом нашла свое отражение в нескольких отчетах о практике. Её скрытый смысл состоит в том, что Фалуньгун был «разрекламирован» или пошел на компромисс со своими принципами, вступив на политическую арену.

Это утверждение проблематично с нескольких точек зрения (мы оставим в сторону иронию о том, что, по словам самой политической диктатуры, какой-либо группе не подобает быть «политической»).

Первый и главный факт, который нужно отметить — это то, что Фалуньгун представляет собой группу без политических амбиций — ни в настоящее время, ни когда-либо в прошлом. Она не выступает против и не поддерживает никакого конкретного политического образования, включая диктатуру в Китае, а также не призывает к какой-либо политической системе.

То, что делает Фалуньгун — это документирует и раскрывает преступления против человечности, происходящие в Китае. Это не является политическим актом.

Всё дело в том, что исполнителем этого преследования является компартия Китая – очень сильно политизированная структура. В результате того, что последователи Фалуньгун разоблачают пытки и убийства, называя их виновника, их называют политической группой.

Это не меняет природы поступка и его мотивов, которые остаются чисто гуманитарными, подобно тому, как мать просит о помощи, когда у неё похитили ребенка. Если бы похитителем оказался местный политик, это не означало бы, что мать со своей мольбой о помощи «полезла в политику». Равно как и то, что её материнская природа превратилась в нечто менее благородное. В действительности, мотив её действий – не что иное, как материнская любовь.

Точно также печать буклетов Фалуньгун вызвана не стремлением к личным выгодам и, тем более, не жаждой мировой власти. Скорее, это выражает беспокойство о жизни людей, которые страдают и находятся в опасности. Это акт сострадания, что полностью согласуется с принципами Фалуньгун.

То же самое относится к некоторым кажущимся политическими жестам. Например, когда последователи Фалуньгун распространяют публикации «Девяти комментариев о коммунистической партии» — разоблачение компартии Китая — причины этого поступка похожи. Они коренятся в беспокойстве за благополучие других, говоря точнее, китайских гражданах.

То же самое относится к судебным искам против ключевых китайских чиновников, ответственных за преследование. Они стремятся этим не «убрать» влиятельного политика, а остановить бесчеловечные поступки, порождённые его приказами. Если он прекратит свои действия, то иск будет иметь положительный эффект и для самого чиновника.

Если все эти действия могли, например, привести к уменьшению поддержки партии, то это — всего лишь один из эффектов, а вовсе не цель этих усилий.

Заблуждение №5: «Злой культ»?

Фалуньгун не был запрещен китайским правительством как «злой культ» 22 июля 1999 г, как об этом необдуманно пишут многие китайские газеты. Этот термин не применялся к практике вплоть до октября 1999 г.

Применение этого термина не являлось результатом взвешенного анализа, расследования или теологических дебатов. Он не был создан учеными в сфере религии, социологами или психологами. Это также не было всеобщим решением правительства.

Правильнее сказать, это был политический шаг одного конкретного человека. Этим человеком был Цзян Цземинь, бывший лидер компартии Китая. Согласно сообщению Washington Post от 9 ноября 1999 г., «это был г-н Цзян, кто приказал назвать Фалуньгун „культом”, а затем потребовал принятия закона, запрещающего культы».

Термин возник в то время, когда зарождающийся крестовый поход партии против Фалуньгун начал создавать проблемы в сфере общественного мнения. Дело было не только в репутации Фалуньгун, но и в беспощадных методах — пытках и публичных демонстрациях жестокости, которые применялись по отношению к его последователям. Все это повернуло общественное мнение в пользу Фалуньгун.

Китайское общество проникалось всё большей симпатией к тяжелому положению Фалуньгун, вопреки партийной пропаганде. Международная критика также нарастала.

Нужно было что-то сделать для того, чтобы кампания не стала крайне противоречивой и не потерпела крах. Законность его директивы также справедливо вызывала у некоторых вопросы. Цзян отчаянно нуждался в поддержке для борьбы с мирными людьми, практикующими медитацию.

Согласно Washington Post, «преследование должно было продемонстрировать и объединить власть китайского руководства… Источники из китайской компартии свидетельствуют о том, что исполнительный комитет Политбюро не развязывал репрессий единогласно. Президент Цзян Цзэминь в одиночку решил, что Фалуньгун должен быть уничтожен».

В цитате одного из партийных чиновников прослеживается та же самая нить: «Это очевидно было очень личным делом для Цзяна». Так чего же стремился добиться Цзян при помощи этого ярлыка?

Во-первых, он послужил средством для подрыва общественной симпатии к Фалуньгун, сделав так, что сочувствие сменилось подозрительностью. Во-вторых, это могло сместить центр внимания от незаконных действий партии на жертву, ставя под вопрос её порядочность. В-третьих, это помогало демонизировать Фалуньгун, прокладывая путь для еще более сильного нарушения прав — пытки и репрессии в последующие годы действительно усилились. В-четвёртых, это давало возможность представить отдельных последователей Фалуньгун в качестве «жертв» лидера культа, «жертв», которых сострадательное государство затем могло «спасти» и «реабилитировать».

Однако у этого термина были еще более далеко идущие устремления, одно из которых — возможность проявить себя за пределами Китая, за границей. В частности, это было средством найти отклик на Западе и освободить себя от ответственности за свои преступления против человечности.

Согласно статье в азиатском издании Wall Street Journal от 14 февраля 2001 г., китайская компартия «с энтузиазмом позаимствовала терминологию и аргументы западного движения против культов в своей пропаганде против Фалуньгун… Китай сам присоединился к движению против культов для того, чтобы оправдать свои репрессии».

Еще одним свидетельством в пользу этого факта является применение западного термина «культ» или «злой культ». Согласно данным, по меньшей мере, одного из источников, этот ярлык был разработан при помощи западной пиар-компании. Разработан таким образом, чтобы играть на страхе перед культами на Западе, где Фалуньгун был в значительной мере неизвестен, в результате чего мог быть очернён.

Возможно, также, что рвение, с которым коммунистические руководители Китая пытаются навестить ярлык «злого культа» на мирную, открытую и доброжелательную группу, обусловлено осознанием собственной вины партии. Эта вероятность в своё время была отмечена журналом Time в июне 2001 г.: «Они (Фалуньгун) не убийцы: в то же время за свою 51-летнюю историю правления, коммунистическая партия несёт ответственна за смерть десятков миллионов невинных граждан, включая своих сторонников. Возможно, злым культом является как раз собственная партия Цзяна».



← Назад в раздел

Яндекс.Метрика