Нелегко просто поставить подпись

На протяжении жизни я писал своё имя много раз, но никогда не чувствовал такого уровня серьёзности и значения, как сейчас.

Очень много воспоминаний пришло ко мне, как будто они устремились в наконечник моей ручки – каждым штрихом я писал свою собственную историю.

Да, я один из более чем 200 000 истцов, которые подали судебный иск на Цзян Цзэминя в Высший народный суд Китая. Я занимаюсь Фалуньгун, и поэтому моя жизнь была перевёрнута вверх дном преследованием, начатым Цзяном в июле 1999 г., когда он был лидером Коммунистической партии Китая.

Я был вынужден покинуть дом, чтобы избежать дальнейшего преследования. Каждую ночь я стоял один перед окном в убогой арендованной комнатке. Глядя в тёмное ночное небо, я пытался осознать, что мне удалось сохранить свободу. Но зачем она мне, если я оторван от своего дома, от своей семьи, от своей работы?

Я не позволял себе думать об этом, чтобы не поддаться боли из-за того, что был не в состоянии увидеть свою семью. Собирая все свои душевные силы, я поставил заслон волнам печали, быстрые потоки которой готовы были ударить и поглотить меня в любое время.

Как я хотел иметь пару крыльев, чтобы вылететь и хотя бы на миг оказаться действительно свободным. Именно тогда я понял значение физической и духовной свободы, которой были лишены сотни тысяч людей в результате преследований. Именно тогда я понял, что преследование Фалуньгун – это преступление против человечности.

…я понял значение физической и духовной свободы, которой были лишены сотни тысяч людей в результате преследований.

Когда я подписывал свой иск, то почувствовал неизмеримую тяжесть. Это документ обычно содержит лишь несколько тысяч китайских иероглифов, но каждый иероглиф пропитан болью: разлучённые семьи; смерть родных; дети, потерявшие любовь своих родителей и защиту; пожилые родители, оставшиеся одни и жаждущие увидеть снова своих сыновей и дочерей; души, истерзанные в центрах промывании мозгов.

Шестнадцать лет страданий и трудностей сопротивления преследованию были плотно сжаты в этих иероглифах. И эта история останется там. Я знаю.

Я подписал свой судебный иск, считая Цзяна ответственным за его преступления. У меня нет желания отомстить. Это проявление моей позиции как человека, как гражданина своей страны. Это часть усилий по исправлению несправедливости, происходящей в течение этих лет.

Я твёрдо верю, что в день суда над Цзяном степень страданий последователей Фалуньгун и жестокость преследования будут раскрыты полностью. Станет ясно, что усилия по мирному сопротивлению и прекращению преследования не являются просто конфликтом между двумя группами, но сражением между добром и злом. Последователи Фалуньгун с добротой и терпением взывают к совести людей.

Мин Дэ

Короткая ссылка на эту страницу: