Девять лет пыток

52-летняя жительница Пекина в мае этого года была снова незаконно арестована за практику Фалуньгун. Полицейские избили Ян Цзиньсян и облили неизвестным химическим препаратом. Всё её лицо потемнело, а тело было покрыто синяками.

Последний раз Ян арестовали через шесть лет после 9-летнего тюремного заключения за отказ отречься от практики Фалуньгун (духовная практика, которую преследует коммунистический режим Китая). Во время её заключения у неё умерла мать, но Ян даже не разрешили увидеться с ней.

И хотя на этот раз Ян освободили уже через несколько дней, она не забывает того, что с ней происходило с тех пор, как в 1999 году началось преследование Фалуньгун. Ниже следуют её воспоминания.

Практикующая Фалуньгун Ян Цзиньсян
Практикующая Фалуньгун Ян Цзиньсян

Девять лет тюремного заключения за мою веру

После того как в 1999 году началось преследование, полицейские несколько раз подвергали меня арестам и обыскам. В основном, они никогда не предъявляли ни своих документов, ни ордера на обыск.

В 2000 году полицейские арестовали меня, ворвавшись ко мне в дом. Меня избивали и наносили удары током электрических дубинок, пытаясь заставить свидетельствовать против себя.

Снова арест, пытки и принудительное кормление

Вскоре после моего освобождения в 2001 году полицейские снова арестовали меня и пытали в небольшой комнате с опущенными на окнах шторами. Они сорвали с меня всю одежду и били током электрических дубинок, охватывая всё тело, включая соски. Комната была наполнена запахом горящей плоти.

Они встали мне на область паха и наносили удары ремнём по нижней части моего тела. В ноздри мне вставили горящие сигареты, а затем прижигали ими мои ноги, пока они не покрылись пузырями. На ноги положили деревянную доску и стояли на ней до тех пор, пока я из-за мучительной боли не потеряла сознание.

Чтобы привести в чувства, меня облили холодной водой. Затем мне на голову надели металлическое ведро и стали стучать по нему деревянными палками. В течение долгого времени после этого я испытывала трудности при ходьбе и по сей день плохо слышу.

За эти девять лет тюремного заключения меня лишали сна, зимой обливали холодной водой, выдёргивали ресницы и лобковые волосы и били обувью по лицу. Однажды меня привязали к кровати на месяц и освободили только тогда, когда у меня изо рта пошла кровь.

В знак протеста против жестокого обращения я объявила голодовку. Охранники велели заключённым открыть мне рот и силой накормить, при этом мне выбили несколько зубов. Еда опустилась в моё горло с кровью и гноем изо рта. Когда я совсем ослабела, меня отправили в больницу. Там я не давала вводить себе никакие препараты и интенсивно сопротивлялась. В том месте, куда мне вводили иглу, у меня начиналось кровотечение и всё разбрызгивалось.

Когда я вернулась в тюрьму, мне запретили пользоваться туалетом, и я вынуждена была испражняться в одежду. Чтобы унизить меня, охранники выставляли меня напоказ перед другими заключёнными.

Все эти девять лет мне не разрешали ни позвонить домой, ни увидеться с семьёй. Моя 80-летняя мать умерла, когда я была в тюрьме.

Последний арест

30 мая этого года четверо полицейских, сковав мне руки за спиной, затащили в свою машину. В полицейском участке я продолжала говорить «Фалунь Дафа несёт добро!» Чтобы заставить меня замолчать, они облили мою голову каким-то химическим препаратом. Я не могла открыть глаза и почти задыхалась. Полицейский, схватив меня за голову, стал бить ею об стол. Они также затянули мне шею куском ткани.

Они заткнули мне рот тряпкой. Сбив с ног, полицейские избивали меня ногами и руками. Это продолжалось в течение двух часов, пока я не потеряла сознание. После того как я пришла в себя, меня начали допрашивать.

Прежде чем поместить меня в центр заключения, полицейские дважды водили меня в больницу на обследование. Я не дала им взять у себя кровь, поскольку знала, что это могут использовать для продажи моих органов. Держа голову, они закрывали мне рот и душили. Рука у меня была в крови. Врачи отказались исследовать меня и, таким образом, полицейские увезли меня назад.

В центре заключения меня не приняли без медицинского заключения. Меня снова привезли в полицейский участок Юннин. Не выдержав ужасного запаха химического препарата, который мне вылили на голову, полицейские выставили меня за дверь. Когда солнце припекало, лицо у меня начинало гореть. Полицейским некуда было меня определить, и они отправили меня домой.

Посмотрев на себя в зеркало, я увидела, что моя белая куртка почернела в том месте, куда попал химический препарат. Кожа на моём лице тоже потемнела, к тому же была в синяках.

Ян Цзиньсян, практикующая Фалуньгун из Пекина, Китай

Короткая ссылка на эту страницу: